<! >

Новое начало. Часть 2

Настроимся на Божественную частоту Есть еще кое-что, о чем я подумал, читая о жизни святых. Давайте не будем всегда предаваться такому чувству, будто живем в пространстве рутины и привычек, и воспринимать каждый день как «обыденную повседневность». Если спросить кого-нибудь, как дела, то нередко отвечают: «Эх… ну, скажем так: всё в порядке». Это нехорошее начало дня. Нехорошо начинать свой день со слов: «Вот еще один точно такой же, одинаковый, как все, день; каким был вчерашний, таким будет и сегодняшний; каждый день одно и то же». Нет, это ошибка. Христианин должен начинать свой день, распахнув душу к Божественным неожиданностям. Не будем забывать, что каждый день совсем другой, он – белая страница, на которой мы до вечера будем писать самые разные письмена. Не будем забывать, что Бог дает нам сегодня возможность сделать много разного, пережить много разных событий, гораздо лучших, чем раньше, исправить ошибки прошлого, покаяться, сделать то, о чем вчера и не думали, или не могли этого сделать, или успели, или не захотели делать по своей лености. Мы должны знать, что каждый день прекрасен, по меньшей мере; Бог не дает нам его как какую-нибудь рутину. Бог дает нам его не для того, чтобы мы каждый день чувствовали себя обремененными, а преподносит нам его в такой же свежести, с какой создавал вселенную, когда дал начало первому дню на свете, о котором можно сказать, что он явился одним сплошным взрывом жизни. Бог и сейчас чувствует Себя так же, как когда всё начиналось. Богу не надоело дарить нам дни, и Он не относится к нам с досадой. Давайте же и мы настроимся на эту Божественную частоту, говоря себе: «Может, до вечера со мной случится какая-нибудь неожиданность, произойдет Божие чудо. Я не знаю, что приберег для меня Бог. Поэтому не хочу оставаться равнодушным, чтобы день мой становился тоскливым, а хочу, чтобы душа моя трепетала, чтобы мои клеточки и сердце бодрствовали безо всякого маточного молока и витаминов, а по одной лишь моей вере во Христа, в ожидании какого-нибудь знака от Бога». Вы знаете, телефоны священников забиты сообщениями о молитвах, проблемах, болезнях и обследованиях, и всё это сообщения из глубины сердца, когда люди раскрывают свою душу, потрясая нас сказанным. А как-то один парень прислал мне такое сообщение по телефону: «Батюшка, спокойной ночи. Помолитесь, чтобы с наступлением завтрашнего дня я еще больше возлюбил Христа». Какое хорошее сообщение! «Помолитесь, чтобы завтра, с наступлением нового дня, я еще больше возлюбил Христа». Это сообщение означает, что завтра Бог может даровать мне чудо, чтобы я пережил или ощутил то, чего раньше не ощущал. Может, Божественное Причастие, которое завтра приму на Божественной литургии, станет тем, чего я никогда раньше не переживал в жизни. Может, следующая Божественная литургия будет самой прекрасной в моей жизни, придаст мне большую силу, и я восприму на ней Господа в чувстве души, т.е. ощущу Его благодать и присутствие, Его прикосновение в своем сердце. Но чтобы это произошло, надо, чтобы наш день начинался с той радости и упования, с каким очи рабов обращены на руку господ их (Пс. 122, 2), т.е. как рабы смотрят на руки своих господ: что они там держат, что им сейчас покажут или дадут, – чтобы и мы так же ждали, чая пришествия Господа: «Бог что-то подарит мне в этот сегодняшний день». Старец Паисий сказал нечто замечательное об этом в одной из книг, составленных по его словам. Он рассказывает, что один юноша отправился в Патмос на богомолье. Пришел он на пристань в будничном Пирее, чтобы купить билет, как все. Было это в обычный день, такой же, как сегодня. Корабль оказался круизным. Он поднялся на палубу, где пассажиры без конца развлекались. Было такое место для развлечений на корабле: какая-то молодежь танцевала, другие весело общались. Атмосфера была сугубо мирской и пропитанной эйфорией. А парень хотел попасть на Патмос, чтобы помолиться Богу о том, что его волновало. И тут его стали звать, чтобы он развлекся с ними, а не стоял просто так, однако он ответил, что всё в порядке и пусть они за него не волнуются: – Я хочу побыть в тишине, – сказал он и ушел в свою каюту. Он сидел там, говоря себе: «Я поехал сюда Бога ради, а не веселиться и дурачиться, – как говорят сегодня молодые, – я поехал, чтобы помолиться и пережить нечто большее на этом богомолье». И тут, едва они отплыли от Пирея, он увидел Христа, совсем Живого! Бог даровал ему эту благодать за то, что он отказался присоединиться к веселящимся, чем-то пожертвовал ради Христа и со священным намерением направился в Патмос. И было ему откровение Христа посреди моря, перед тем как прибыть в Патмос, где было Откровение Иоанну. Он пережил откровение Христа в своей каюте, на самом обычном корабле, где, может, никто до него никогда не ощущал Христа. Парень этот от чего-то отказался, а Бог даровал ему гораздо большее – Свое присутствие. И я спрашиваю и себя, и вас: а мог ли этот парень утром, когда проснулся, или потом днем, когда ехал в Пирей, чтобы купить билет, представить себе, что этот день ознаменует всю его жизнь, что в этот день он увидит Живого Христа в какой-то каюте, на каком-то круизном корабле на пути в Патмос? А именно такой дар и был дан ему от Бога в этот день. Но разве он мог об этом знать? А Бог наградил его этим. Так что и ты тоже не знаешь. Когда начинаешь возносить мольбу Богородице, когда начинаешь новый день, когда идешь к духовнику, чтобы исповедаться, – надо делать всё это с чувством новизны, что это – новое начало, как будто всё происходит в первый раз. Мы должны смотреть на всё так, как будто это происходит в первый раз. Видишь человека, которого любишь, супругу или супруга, детей – не смотри же на них с такой тоской, не говори себе: «Опять одни и те же лица, опять одни и те же люди». Ты еще не узнал их в полной мере, ведь их душа – бездна, у них еще так много хорошего, что они еще покажут тебе, такие хорошие качества: характер, душа, личность и сердце. Ты еще не всё познал. Не смотри же на них с досадой, потому что если станешь смотреть на них как на обузу, они тоже начнут относиться к тебе так же. И тогда эта досада превратится в привычку, делающую тоскливой всю вашу жизнь. Братья мои, всё прекрасно! А как же некоторые видели Богородицу в такие моменты, когда с болью и слезами о чем-то просили? Откуда они могли бы представить себе, что эта мольба их будет означать чувство к Богородице? Как в минуты исповеди, хотя бы однажды, мы переживали чудо в своем сердце, какое-нибудь внутреннее изменение? Мы ведь этого не ждали, не правда ли? Оно пришло внезапно. Это то, что святой Исаак Сирин вновь и вновь называет «внезапным», т.е. Бог дарует нам Свои дары «неожиданно». Вот как нам надо воспринимать каждый свой день, что сегодня мы можем пережить что-то неожиданное, жаждая ощутить присутствие Божие в своей жизни. Бог пребывает над жизнью, переплетаясь с событиями нашей жизни и входя в каждый день. Попытайся же найти Его, попытайся поискать Его и в сегодняшнем дне, и в какой-то момент твой взгляд встретится с Его взглядом. И в этой встрече ты скажешь себе: «Как же прекрасна жизнь в конечном итоге! Как прекрасно жить в Афинах, Салониках, Пирее или Эфесе, в этом автомобильном потоке» и т.д. – когда все эти, на первый взгляд негативные, явления могут привести тебя к Неожиданности неожиданностей, которая есть Христос. Как прекрасен этот мир, хоть и падший и погрязший в тлении, если в это тление может снизойти и войти Сам Бог, даруя нам нетление! И хоть мы и живем в такое переходное время и в таком загрязненном месте, однако входит незапятнанный Бог и красит всё. Давайте же так и начинать каждый наш день, так и начинать каждое наше общение, каждый контакт с людьми. Давайте не видеть всё в серых и обыденных тонах, а замечать, как это хорошо. Мне бы хотелось, чтобы это превратилось у нас в молитвенное прошение и чтобы Бог даровал нам его. Давайте, читая жития святых, видеть такое, что мы могли бы «присвоить» себе и сказать: «Надо делать это каждый день, пока это не станет моей целью, чаянием и заботой на всякий день». Вы спросите, что же это такое? Любить людей всё больше и больше каждый Божий день. Любить окружающих нас, своих близких, и не беспокоиться о том, отвечают ли они нам взаимностью. Давайте преуспевать в любви каждый день. Если хочешь понять, не прошел ли твой день бессмысленно, задай себе вот этот вопрос: «Научился ли я сегодня любить больше? Сделал ли в любви шаг вперед? Научился ли раскрываться для других, принимать их в свое сердце? Меньше ли у меня сегодня врагов, могу ли я вечером, думая о прошедшем дне, не заметить моментов ненависти, мстительности, злобы, соперничества, антипатии, ревности?» Как хорошо любить каждый день, потому что тогда, в какой бы я день ни умер, это меня не смутит, потому что ради любви, которую испытываю, я отправлюсь в совершенную любовь Бога. Буду же учиться любить! Быть человеком, каждый день всё больше и больше приближающимся к любви. Ведь для того мы и живем, чтобы научиться любить, научиться раскрываться для Бога и Божиих людей, для наших братий и семей. Давайте же ладить со своими близкими. Каждый день! Вчера вы заснули, поссорившись и на нервах – очень плохо! Надо сегодня сблизиться, надо лед растопить; надо что-нибудь сделать, чтобы заход солнца не застал тебя в затаенной злобе. Он должен застать тебя прощенным и в добрых отношениях со всеми, чтобы ты мог, молясь, сказать: «Господи, я люблю всех. Услышь мою скромную молитву и даруй мне Твою милость». Но, чтобы Бог тебя помиловал, надо самому иметь в душе милосердие и любовь ко всем. И чтобы мы таким образом каждый день преуспевали в любви. А нам дается к этому так много поводов. Опять скажу, что говорил недавно: всё, в чем мы видим препятствие к тому, чтобы проявить любовь, и является нашей возможностью любить. Твой взвинченный коллега — это очень хороший повод научиться любить. Да, именно вот этот нервный человек, потому что после этого знаешь, что случится? Ты научишься любить и многих других нервных людей, подобных ему. Например, у тебя трудный ребенок – люби его, научись терпеть, научись прощать ему, выдерживать его, ждать, уважать, научись надеяться и ждать его изменения. Научись так смотреть на него, и твой день станет очень хорошим. Пусть твой супруг или супруга, соседи и люди, находящиеся рядом с тобой, увидят эту любовь и без того, чтобы ты заявлял о ней, пусть она проистекает из твоего поведения. Скажу и кое-что другое, хоть и аскетическое. А почему бы нам не сказать этого, если мы все призваны к подвигу в мире сем? Разве не все мы аскеты, когда все подвизаемся? Мы же все боремся – а это и значит аскеза. Аскеза означает, что я должен повторять некоторые вещи, затвердить их себе. Аскеза означает, что я развиваю силы своей души и природы до крайней степени, так, чтобы переносить искушения и испытания. Для того мы и совершаем упражнения (аскезу), т.е. занимаемся духовным спортом. Святой Симеон Новый Богослов делится одним трудным упражнением, главным для монахов, но оно может быть применено и у нас. Итак, он говорит: «Пусть не проходит ни дня в твоей жизни, когда ты не пролил бы слезу из глаз». Одну слезу покаяния. Одну слезу любви. Одну слезу сострадания, одну слезу чувствительности. Надо каждый день становиться всё более чувствительным человеком, воспринимая послания людей, послания о боли людей. Чтобы мы были более чувствительными к посланиям, которые посылает нам Бог, и проливали по слезе в знак благодарности или растроганности о Божиих дарах, не воспринимая ничего как заданное раз и навсегда. Каждый день Бог наделяет нас множеством даров, к которым мы привыкаем и говорим себе, что они таковы сами по себе. Но это не так! Далеко не само по себе очевидно, что ты найдешь так много даров в холодильнике, когда откроешь его. Всё это – от Бога. Ты купил его, заплатил, установил, но если немного задумаешься, то увидишь, что всё это – от Бога. Взгляни же на это с благодарностью! Однажды поведение старца Паисия чуть не было превратно истолковано одним посетителем, увидевшим его в таком состоянии растроганности. Он ел помидор и плакал. Потому что старец Паисий ел помидор с благодарностью к Богу. А знаете, что он в этот момент думал? «Вот, я на Святой Горе Афонской, в таком хорошем месте с чистой природой и воздухом. У меня есть каливка, в которой живу, а мои братья в миру сейчас пребывают среди такого шума, автомобилей, проблем, смога, болезней и волнений». Он ощутил благодарность к Богу, и поскольку в это время ел, то заплакал из-за помидора с сухариком. А когда пришел этот богомолец и увидел его, старец Паисий застыдился, вытер глаза и зашел в дом, чтобы привести себя в порядок, пока не пройдет это умиление от благодарности Богу. А мы привыкли ко всему каждый день. Нас не трогает ничего. Мы не ощущаем благодарности ни за что. Не ощущаем потребности в том, чтобы сказать Богу спасибо ни за что, потому что чувствуем, что всё проходит через наши силы, через наши мышцы, через наши банковские счета, через карточку, которая у нас есть и которую мы протягиваем в супермаркете, расплачиваемся за все покупки и уходим. И говорим себе, что всё это наше. Но всё это – от Бога. Старец Паисий говорит, что когда мы становимся более чувствительными в духовной жизни и каждый день вытекает по слезе из наших глаз, это значит, что наступает рассвет в наших душах. Наша душа начинает просыпаться, а солнце Царства Божия показывается, и ты уже видишь иную жизнь, видишь иной мир, начинаешь входить в рай еще при этой жизни. Это значит, что твоя душа пережила некое растрескивание, и откуда начинает проникать свет Божий. Давайте же не будем бесчувственными, давайте каждый день становиться всё более восприимчивыми, и если у нас нет физических слез, этих материальных, текущих из глаз, то давайте иметь хотя бы слезы души — эти сердечные, внутренние и сокровенные слезы, которые более надежны, потому что другие их не видят. Святой Симеон специально акцентировал внимание на теме слез при приступании к Божественному Причастию. Он говорит, чтобы мы никогда не приступали к Божественному Причастию, если слезы не текут из наших глаз или хотя бы не текли до этого дома, во время молитвы. Чтобы мы никогда не воспринимали Божественное Причастие как рутину. В другом месте он объясняет это и в более широком смысле, что в духовной жизни нам надо научиться быть чувствительными людьми. Задумайтесь немного, братья и сестры: большинство из нас сидит вечером и смотрит новостные выпуски в 8:00, 8:30 или в 7:30. Задумайтесь, о скольких проблемах мы слышим. Наш ум заполняется проблемами. Многие из них нас не касаются, но многие для нас важны. Многие из них болезненны для многих людей. Слышишь о каком-нибудь землетрясении, произошедшем где-то, слышишь о какой-нибудь семье, которая страдает, о ребенке, который был убит, о преступлении. Слышишь обо всем этом и, слушая, сидишь у себя дома и ешь себе что-нибудь сладенькое, ужинаешь, поудобнее устроившись в кресле или на диване. Ты это просто слушаешь. Новости проходят мимо тебя, а ведь всё это – мощные переживания, столь потрясающие, что если бы какой-нибудь святой был рядом с нами и слушал обо всем этом, он молился бы и плакал не переставая. А мы всё это слушаем, и у нас даже сердце не дрогнет, и остаемся безразличными. Слушаем об этом и не испытываем сострадания, слушаем – и не плачем об этих людях. Старец Паисий слышал о боли людей и превращал ее в молитву и плач. И плакал о ней. Слыша о ком-нибудь страдающем, плакал о нем. Ночью молился, а мы что делаем? Как только глаза наши выдерживают всё это, а пальцы с такой легкостью переключают кнопки пульта? Стоит услышать о каком-нибудь расстраивающем событии, мы тут же переключаемся на что-нибудь забавное и смешное, а потом еще на что-нибудь совсем другое, и наконец отправляемся спать в своем равнодушии. Вот и прошел еще день, просто один день без всякого смысла, без углубления в события жизни, без того, чтобы мы оценили послания, которые посылает нам Бог через всё это. То, что Бог попускает, чтобы мы узнавали о происходящем на другом конце света, неслучайно. Бог попускает это, чтобы мы ощутили сострадание, и наше сердце расширилось, чтобы оно вместило больше людей и молилось о них. Чтобы мы научились испытывать сопричастность. Когда я читал книги старца Софрония Эссекского, на меня произвело впечатление то, что уже в первые годы духовной жизни его молитва обрела вселенское измерение. Он говорит, что молился обо всем мире, а в это время шла война, думаю, война с германцами или итальянцами. Он рассказывал, что когда слышал какие-нибудь шокирующие новости: что убивают детей и т.д., старец переживал всё это. Вот это и означает совет святого Симеона каждый день проливать слезу!

07:57:12 18.01.2018

Новое начало. Часть 1

«Доброе утро, Христе мой!» Сейчас, когда мы стоим на пороге нового начала, когда чувствуем, что наступает что-то новое, какая-то перемена в нашей жизни, давайте сделаем переоценку своих сил, пересмотрим свою жизнь и примем нужные меры. Давайте сделаем это именно сейчас, когда мы начинаем всё сначала, сейчас, когда стоим в начале. Тем более что для христианина каждый день – это новое начало. Каждое утро, когда восходит солнце и Бог дает нам время и возможность пожить еще день на этой планете, нам снова дается шанс начать всё с нового листа. Давайте же сделаем это именно сейчас, когда совпадает так много начал. Я думал: а не поговорить ли нам об упражнениях, которые может совершать наша душа, о базисных принципах и основных положениях, которые мы можем соблюдать каждый день и которым хорошо было бы присутствовать в нашей повседневной жизни, украшая ее? О таких движениях, которые разбудили бы нашу душу от летаргии, то и дело накатывающей на нее, вывели бы из гипнотического состояния и расслабленности и дали нам почувствовать, что мы действительно начинаем каждый день с чистого листа. Они помогут нам начать выполнять программу своего духовного развития в повседневной жизни. Это те действия, которые, если они повторяются каждый день всю нашу жизнь и круглый год, то хоть и кажутся на первый взгляд малыми и незначительными, но помогут нам обогатить и украсить свою жизнь, дорожа ею и наслаждаясь этим даром Божиим. Если врачи дают практические советы, касающиеся повседневной жизни, и они оказываются полезными и помогают нам, когда выполняются каждый день, то как хорошо было бы, чтобы у нас были и такие дорожные знаки, основные указатели, которые помогали бы нам ориентироваться в жизни Церкви, в жизни Духа, в деле культивирования своей души. В одном из медицинских журналов один врач поведал нечто весьма интересное и актуальное. Он говорит, что хотя инфаркт и происходит в определенном возрасте от 45 до 55 или 60 лет, но ему необходимо какое-то время, прежде чем проявиться в зрелом возрасте, пусть он и бывает только однажды. И хотя инфаркт происходит только раз, то есть хотя человек только раз слышит это «бам», означающее сильнейший шок для всего его тела и угрозу самому его существованию, после которого он иногда выживает, а иногда и нет, но предподготовка к нему идет все предыдущие годы. И врач объяснил, как это бывает. Когда был молод, ты ел что хотел, как, сколько и когда хотел. Когда был молод, ты кое-чем злоупотреблял: пил, курил, вел ночной образ жизни, не спал, когда надо было. Тогда ты не испытывал проблем и всё у тебя было хорошо, ну, а поскольку всё у тебя было хорошо, то ты и думал, что такого с тобой никогда не случится. Но годы незаметно шли, проблема нарастала, трудности в организме накапливались, и в какой-то момент инфаркт разразился. И весть о нем внезапно широко разносится: – Бедный человек! Ему всего-то лет 45–50, и такой кошмар случился с ним! И так неожиданно! А врач продолжает свои разъяснения: нет, это не неожиданно. То, что ты называешь неожиданным, по сути дела не таково. Оно подготавливалось исподволь, организм ощущал происходившие сбои, но ты не придавал значения ни советам врачей, ни недомоганиям, которые чувствовал, говоря себе, что это ничего. Ты не придаешь значения одному, другому, а ошибки прошлого мало-помалу всплывают наружу и вдруг дают о себе знать в какой-нибудь серьезной проблеме со здоровьем. А ты говоришь себе: «Да как же это так неожиданно произошло?» Однако это не так. Врач этот дал и несколько практических советов, соблюдая которые мы избежим инфаркта, холестерина и склероза. Он сказал, например, что следует начинать свой день с хорошего завтрака, а не выбегать из дому голодным и взволнованным, потому что наш организм нуждается в горючем: фруктах, зернах и витаминах. Он нуждается в этом, и нам нельзя отправляться в путь не заправившись. Другой совет, который дал этот врач, – чтобы мы каждый день заботились о гигиене тела, чистили зубы и спали не менее 5–7 часов, чтобы наша нервная система могла успокоиться. Нельзя целый день стоять на ногах, быть в напряжении, а потом вдруг захотеть быть спокойным и, когда вечером окажется, что ты взвинчен и раздражен, удивляться: а почему я такой? Это происходит из-за твоего образа жизни, из-за того, что ты не отдыхаешь. Надо позволять себе немного отдыхать и в течение дня. Врач сказал еще, что нам надо каждый день понемногу делать гимнастику, какие-нибудь простые упражнения, а если не можем выполнять трудных движений, будем просто прогуливаться. Не выходя, например, на своей остановке, а на одну раньше, чтобы немного пройтись пешком, или поднимаясь на свой этаж пешком по лестнице, а не обязательно на лифте и т.д. Чтобы мы еще каждый день съедали немного фруктов и овощей. Вы удивляетесь: какое отношение имеют эти практические советы к нашей духовной беседе? А в конце врач сказал такое, что сильно напомнило мне одну цитату из святого Исаака Сирина: когда добрые ежедневные привычки повторяются, они приводят к чудесным результатам и созидают здоровый организм заново. Понемногу, но каждый день; понемногу, но неотступно; понемногу, но постоянно. Сказанное врачом было впечатляюще, оно напомнило мне о святом Исааке Сирине, который как-то заметил в одной из пещер, что на скале то и дело собирается капля воды. Эта капля через какое-то время падала на камень, совсем уж редко, но все-таки капала: кап! И когда годы прошли, святой Исаак снова оказался в этой пещере и обнаружил, что эта скудная вода, эта капелька – нечто совершенно ничтожное (что такое капля воды, которая к тому же моментально испаряется?), что эта капелька, постоянно падавшая на камень, выдолбила и пробурила скалу насквозь, приведя к такому впечатляющему результату. Вот как совершенно незначительная капелька пробила скалу! Но это была капелька, капавшая постоянно с точно определенными интервалами. Малое по сути своей не мало. Кажущееся незначительным имеет чрезвычайно важное значение в нашей жизни, когда это незначительное обладает такой повторяемостью, то есть когда оно воспроизводится и часто совершается в нашей жизни или в виде хороших, или в виде плохих привычек. Давайте же не пренебрегать малым, поскольку большое складывается из малого. Огромное мозаичное панно сложено из множества малых камешков, и если взять один из них, то даже не поймешь, что он в себе скрывает. Но когда этот малый камешек будет вставлен в весь этот комплекс и синтез, получится превосходный результат. И вот уже начинаешь различать какой-то образ, пейзаж, какую-нибудь фигуру, изображение, доставляющее созерцающему его наслаждение. А состоит это добротное творение из многих малых частичек. Один святой сказал, что и самую красивую походку может испортить камешек, попавший в обувь. Нечто совсем малое может обезобразить всю походку, помешать нам идти, причиняя неудобство и боль, поскольку не дает нам ступить как следует. В Церкви не бывает незначительных вещей. Всё, что предлагает нам жизнь в Церкви, даже если оно и кажется чем-то мелким и не производит особого впечатления, но если оно совершается постоянно и повторяется с регулярными интервалами, то приносит большие, богатые и обильные плоды, которыми мы и насладимся – конечно, не в тот же день, когда сделаем первый шаг, а спустя известное время, через несколько лет. Сначала мы сеем, трудимся и поливаем, понемногу делаем это усилие каждый день, а когда пройдет время, мы увидим плоды и скажем себе: «Да, то небольшое усилие, которое я прикладывал, стоило того». Когда человек совершает эти дела каждый день, они помогают ему с течением времени выработать изрядный характер и красивую личность, стяжать добрую душу, которая создаст и вокруг себя приятную среду. Пусть первой твоей мыслью, когда открываешь глаза, каждый день будет Христос, еще до того как ты поднимешь шторы, чтобы свет осиял твою комнату. Еще до того как ты поймешь, кто ты, что ты и где находишься, еще витая в смутном состоянии между сном и бодрствованием, как только заслышишь будильник и начнешь просыпаться, еще не понимая, что происходит вокруг. В этом переходном состоянии, продолжающемся всего несколько секунд, ты должен успеть задать пищу своему уму. Задай ему должную пищу, а не преподноси забот, тревог, волнений и проблем дня, поджидающих тебя, стоит тебе только открыть глаза. Не начинай думать о счетах, долгах, обязательствах, еде, работе, покупках, магазинах, делах и визитах, которые ты должен совершить… Нет… Но, открывая глаза, отдай предпочтение своему уму и сердцу, молитве с именем Христовым. Вложи Христа в себя. Открывая глаза, обрати ум свой ко Христу и исключи всё остальное, напирающее со всех сторон, чтобы тебя смутить, запутать и стеснить твое сердце, то есть всё то, что не первое, что не та благая часть, которую выбрала Мария. «Мария же благую часть избра» (Лк. 10: 42). «Доброе утро, Христе мой!» – сказал поэт Веритис в одной из своих поэм. Открывая глаза, он говорил: «Здравствуй, Христе мой!» Осознай же и ты свое отношение ко Христу, пойми, что этот день тебе подарен: он начинается потому, что Бог того захотел, а поскольку Бог того захотел, то ты и живешь, потому что Он отпускает тебе еще день жизни. Не случилось никакого землетрясения, которое перевернуло бы твою жизнь, и ничего такого, отчего ты отправился бы на тот свет. Бог не забрал тебя, оставив пожить еще день. Зачем? Чтобы повернуть к Себе твое сердце, как подсолнух, всегда глядящий на солнце, чтобы и ты смотрел на своего Бога, как на солнце. Это самое естественное и самое нормальное из всего, что может сделать человек и что он должен делать, если правильно функционирует его душа, то есть если он функционирует как душевно здоровый. Это один способ помочь своей душе обрести здоровье. Давайте же думать о Христе, давайте каждый начинающийся день находить время, чтобы немного помолиться, сказать что-нибудь малое, возносить молитву «Господи Иисусе Христе, помилуй мя» с самого пробуждения. Вычитывать молитвы, которые рекомендует нам духовник. Некоторые читают часть утрени, другие шестопсалмие, а третьи молятся по молитвослову. У каждого свое правило, рекомендованное духовником. Давайте только не забывать о нем. Даже когда встаешь, чтобы одеться, пока снимаешь пижаму и складываешь ее, помолись опять, говоря: «Господи, как я раздеваюсь, так и Ты совлеки с меня страсти и эгоизм», а потом, когда будешь одеваться, говори: «Господи, как я надеваю рубашку, свитер и обувь, так и Ты, Господи, облеки меня в смирение, облеки этот день в любовь, а меня в смирение». Умываясь, говори опять: «Господи, как я умываю лицо, так и Ты омой меня Своим Пресвятым Духом, даруя мне благодать Духа Твоего Святого». Обратите внимание на то, что мы сейчас говорим: ты умываешься и молишься, раздеваешься и молишься, одеваешься и молишься. Это очень хорошо – всегда находить время для молитвы в течение дня. А знаете, как много раз на дню мы можем помолиться? Много, очень много. Но поскольку мы связываем молитву только с тем особым моментом, когда мы оставим всё и предадимся одной молитве, то от нас ускользают все остальные возможности. Конечно, мы должны молиться сосредоточившись и в уединении, но поскольку ритм нашей жизни так лихорадочен и быстр, ибо в нашу эпоху происходит некое тотальное ускорение всего, то будет хорошо, чтобы мы, пользуясь теми небольшими возможностями, о которых мы ранее сказали, находили время и молились во всякий час. Помню, однажды я спускался в метро по лестнице вместе с моим духовником. Этих лестниц там было так много, что им не видно конца, как будто спускаешься в самые недра адовы. Целых три этажа лестниц вниз, под землю. И пока мы спускались, он мне сказал: – Давай на каждой ступеньке говорить про себя: «Господи, помилуй». И знаете, сколько «Господи, помилуй» может произнести человек?.. А знаете, как это хорошо, чтобы поезд ехал, а ты молился, освящая преисподние глубины земли, освящая пространство и людей, находящихся рядом, ведь Божия благодать распространяется вокруг. Стоишь ты, например, в очереди, чтобы оплатить свои счета, налоги, или ждешь в банке или пекарне, чтобы купить себе что-нибудь. Давайте же превратим это в навык, давайте будем полагать новое начало каждый день, молясь в те минуты, в которые можем, в эти малые минуты, которых, если собрать их с самого утра и до вечера, становится много. Когда мы их сложим, их может оказаться всего каких-нибудь полчаса, но это очень хорошо, чтобы молитва превращалась у нас в навык. По святому Никодиму Святогорцу, эта молитва называется «выстреливающей». Он называет эти малые молитвы «выстреливающими». Что это значит? Это значит, что они подобны стреле, которую ты выпускаешь из лука своей души к Богу, и они достигают цели, когда ты скажешь: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Поймал ты, например, такси. «Слава Тебе, Боже, что в этом столпотворении я нашел такси, благодарю Тебя». Автобус приходит вовремя? «Слава Тебе, Боже». Опоздал ты на автобус? «Господи, дай мне терпение, чтобы не нервничать сейчас, когда я так спешу. Дай мне терпение выдержать». Всё может быть обращено в повод для молитвы. То, о чем мы говорим, будто это мешает нам молиться, думаю, может быть превращено в молитву. Именно вот эти моменты. – Как мне молиться, когда на трассе такое движение? – говорят мне, а я отвечаю: – Именно потому, что на трассе такое движение, ты и можешь молиться. А что тебе еще делать в машине столько времени? Вокруг поднимается какая-нибудь паника, а я молюсь, и мир меня не смущает. Я не вхожу в мир, а вкладываю Бога в себя, совершая этот невидимый переход, то есть помогаю себе и благодаря этой суматохе вхожу в пространство Бога, в пространство спокойствия, покоя, и так начинается новый замечательный день. Очень хорошо выходить из дома с молитвенным настроением и возвращаться тоже с молитвенным. Молись перед тем, как заговорить с коллегами, и скажи какое-нибудь слово Христу: «Господи, просвети меня, что ему сказать». Или перед тем как войти в какой-нибудь офис: «Да не буду я истолкован превратно, чтобы мы не перессорились». К примеру, кто-нибудь из сотрудников резко говорит с тобой, а ты сдерживайся, обращая ситуацию в молитву и говоря себе: «Господи, просвети меня». Очень хорошо делиться с Богом всем, чтобы всё становилось Божественным, и даже самые мирские вещи переносить в Божию благодать, погружая их в Его благодати, чтобы Он окружил тебя Своей помощью, присутствием и переменой. Так мы увидим чудеса в своей жизни. Представьте себе: если бы родители были такими, если бы дети были такими, представьте себе, если бы вся семья жила подобным образом, то как хорошо было бы! Итак, с нынешнего дня наша первая мысль и весь остальной день тоже, вся наша жизнь и события в ней да будут заквашены молитвой. (Продолжение следует.)  

07:50:59 18.01.2018

Иди в храм, там ты найдешь свет

Игры ума Жизнь – она за пределами слов. Жизнь намного жестче, прозрачней. Реальность бывает разной, но в ней часто встречается больше сладости. Потому что в отношениях с реальными людьми происходит большая игра: там ты сдаешь экзамены, видишь трудность своего характера, но и его красоту тоже, когда человеческие отношения тебе удаются. Христос не просто говорил слова: Он общался с людьми, со Своими учениками, которые каждый день были с Ним и видели Его вкушающим, идущим, спящим, говорящим, гневающимся в храме, совершающим чудеса, проповедующим, воскрешающим, – как и Он многое пережил вместе со Своими учениками, видел их во всех их жизненных проявлениях: в страстях и ошибках, но и в хорошие минуты тоже, в их смиренные, но и эгоистичные минуты, ибо человек таков и есть – смесь величия и бессилия. Нехорошо, чтобы человек давал тебе готовое решение, которого ты ищешь, ты должен сам взять на себя ответственность за свою жизнь, и решение это должно быть твоим, и чтобы ты ему радовался, в соработничестве с Богом, с Его помощью и с помощью людей, которые выскажут тебе свое мнение. Ты выслушаешь его, но того, что ты сделаешь, в конечном счете не скажет тебе никто другой: я не скажу тебе, какую профессию тебе выбрать, но, к примеру, помолюсь за тебя. Того человека, за которого ты выйдешь замуж, или ту девушку, на которой женишься, ни укажет тебе другой, тебе никто не скажет: «Заключи вот этот брак, обязательно возьми вот эту женщину! Во что бы то ни стало!» Потому что, если я скажу тебе это, ты потом, когда у тебя появятся какие-нибудь проблемы, скажешь мне: – Это ты меня заставил, ты меня подтолкнул, ты на меня надавил! В жизни имеет место эта красота, эта свобода, где ты сам, своей молитвой и чистым умом, можешь выбрать то, чего хочешь. Взять ответственность на себя, ступать собственными ногами, а иногда и преклонять их, опускаться на колени там, где ты есть, дома, и возносить свою молитву, молиться о просвещении от Бога. Всё просто. Источник этих обильных даров, благодеяний и просвещения существует – это Бог, это святые, которые молятся о нас, Пресвятая Богородица, Матерь Божия, ангелы. Помолись, взыщи их помощи, и она придет в твою жизнь. Ты просто будешь ждать и молить Бога, чтобы Он просветил тебя, чтобы очистил твой ум, чтобы вычистил его, умирил его, чтобы Он сокрушил его и воздвиг заново, чтобы Он разрушил то, что построено неладно, и соорудил это заново, по-новому, чтобы Он обновил его. Ум – это зрительный орган души: когда он работает хорошо, вся душа движется правильно. Когда око тела видит хорошо, тогда и ноги идут нормально, око видит – тело идет. Но когда око помрачится и затуманится, тогда и тело не может настроиться как следует. Так происходит и с нашей душой: у нее есть один инструмент, с помощью которого она понимает мир, и это ум. Ум – это сила души, но когда мы рождаемся, другие нас растят и говорят нам разное, во что мы вследствие многократного повторения и начинаем в конце концов верить, усваиваем это и закрепляем в себе. Некоторые из этих сказанных вещей верны, а другие – ошибка и ложь. Это – ложные ощущения, ложные представления и убеждения, нашедшие себе место в нашем уме, и мы в них поверили. Так мы поверили во многое: поверили, будто трудно добиться успеха, будто мы его не добьемся. Многие в это верят и говорят: – У меня это не получится, я не смогу, я провалюсь! Мне кажется, я все время нахожусь в опасности! И ты видишь, что то, во что они верят, – это не жизненная реальность, а способ, каким они смотрят на нее; ум заставляет их всегда смотреть на всё пессимистично. Почему? Потому что они так научились, так привыкли, а то, к чему привыкаешь, трудно изменить, трудно бросить, поскольку ты так научился. – Отче, это исключено, чтобы я нашел работу! Я не смогу, я не добьюсь успеха, жизнь – тяжелая штука! Я провалюсь, я неудачник! Ты находишь ему работу, а немного спустя у него опять начинаются тревожные мысли, он опять недоволен, и ум его смущается чем-то новым. Говоришь ему: – Разве я не нашел тебе работу? – Да, ты нашел мне работу, но там есть один коллега, который меня напрягает! – Хорошо, я устрою тебя в другой офис. Но там, однако, виновата зарплата, потом виновато еще что-нибудь. И ты спрашиваешь себя: а что происходит? В конце концов, может, проблема не вне, а где-нибудь в нас? В твоих мыслях, твоем сердце, твоих помыслах. Может, ты где-то не рассуждаешь правильно, потому что, посмотри, то, через что ты сейчас проходишь, через это ведь проходят и другие супруги (я привожу в пример людей, у которых имеется проблема на работе или между собой), но они же не делают того, что делаешь ты. А почему? Потому что они так научились. Они научились поступать по-другому, когда были маленькими, они получили от родителей послания и уроки надежды, веры, оптимизма, отваги, доверия. То есть надо учиться полагаться на людей и на Бога, успокаиваться и ... утихать и говорить: «Я смогу! Бог знает Свое дело, всё будет хорошо! А почему оно, собственно, не должно быть хорошо?» Но когда ты вырос без этого чувства, без этого воспитания ума, и кто-то постоянно ругал тебя, ты в детстве постоянно слышал слова: – Ты не сможешь! Ты опять разобьешь тарелки! Ты опять испачкался! Опять заляпал тетрадку! Ты поступаешь нехорошо! Мама тебя не любит! Я не куплю тебе того, что ты хочешь! Отец накажет тебя! Он тебя заругает! Бог не любит детей, которые шалят! Бог не любит детей, которые разговаривают в классе! Бог не любит… Ну что же, если Бог не любит, если отец накажет, если мать заругает… То один пугает ребенка, то другой его пугает… Эти вещи, если ты скажешь их раз или два – это еще ладно, но если ребенок слышит это постоянно, десятки сотен раз, тогда что происходит? Они находят себе место в тебе, ты в конце концов начинаешь в это верить и думаешь, что жизнь действительно такова. Другими словами, ты смотришь на всё в себе депрессивно, пессимистично, в черных тонах, однако не говоришь: «Знаешь, во мне есть что-то черное, и я на всё смотрю сквозь черные очки, всё для меня мрачно», – а говоришь: «Ах, таков мир, таковы люди! Такова жизнь! Всё трудно! Это исключено, чтобы я достиг успеха! Я боюсь, я провалюсь! Я испытываю огромный страх и неуверенность в жизни, мне не на кого опереться! Мне некого полюбить, меня никто не любит. Я совершенно один». Так ум объясняет жизнь исключительно пессимистичным, мрачным и неприятным образом. Ты видишь, что об одном и том же (не будем говорить о далеких от нас людях, а о живущих в одной и той же семье), сообразно тому, как у человека формировался ум, как он вырос, что читал, что слышал, в какой среде жил, даже церковной среде, какое церковное воспитание у него было, – сообразно этому он создает себе определенную картину мира. В одной и той же семье что-нибудь происходит, и один из детей смотрит на это оптимистично, а другого охватывает депрессия, третий занимается другими делами, и поэтому его вообще ничего не затрагивает. И думаешь: ну хорошо, но ведь все эти три ребенка – наши! Почему же каждый из них по-разному смотрит на вещи? Потому что ум их объясняет вещи по-разному. Конечно, сказываются наследственность, гены, предрасположенность души, но огромную роль играет и способ, каким мы настроили свое мышление. Христос приходит, чтобы сделать именно это – сформировать наш ум по-другому, дать нам новый ум, новое мышление, новый способ воззрения на мир, чтобы ты видел реальность, однако смотрел на нее Его глазами и умом. Господь дает тебе возможность выстоять в жизни, даже когда другие рядом с тобой прогибаются, заболевают, мучаются. Христос говорит тебе: – Хочешь думать по-Моему? Внешне вещи не изменятся. Наверняка и тебя постигнет какая-нибудь болезнь, безработица, трудности, неудачи, опасности. Это происходит во всем мире, такова жизнь. Таков мир сей, он перемешан с терзанием, но Я помогу тебе, чтобы ты по-другому смотрел на свое терзание, чтобы ты смотрел на него как на возможность, на училище, где ты учишься многому новому. Хочешь так смотреть на жизнь? – Как? – Оптимистично. Хочешь, чтобы Я очистил твой ум? Чтобы сделал его новым? Чтобы Я вычистил его, усовершенствовал и вернул тебе его обратно? – И как же это будет происходить, Господи? – Когда ты научишься думать так, как того желает Бог. Когда ты научишься вкладывать в себя помыслы, которые не будут доводить тебя до болезни, а будут оживлять. Обнови свой ум! Обнови свое мышление! Как Господь заботится о птицах небесных, так Он позаботится и о тебе. Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их (Мф. 6,26). Бог тебе поможет, найдется решение и для твоей проблемы, наверняка не сегодня, может, завтра или через несколько дней. Наступит момент, когда твоя проблема решится, но вопрос в том, чтобы ты верил, чтобы доверялся, чтобы говорил Христу такими словами, которые ободряют твою душу, которые тебя не погубят и не разрушат. В псалмах св. пророк Давид говорит с такой верой: Господи, Ты моя скала, опора, прибежище. Ты мой камень, терпение, сила. Господи, воды Твои утоляют мою жажду, при мысли о Тебе мне становится легко, стоит лишь подумать о Тебе, и я оживаю. Куда ни пойду, я ничего не боюсь, Господи. Даже в смерти Ты рядом со мной и даришь мне свет (Пс. 56,8). Эти слова заставляют ум думать по-другому. Эти слова, эта вера формируют такое мышление и способ жизни, когда ты можешь смотреть на одни и те же вещи (безработицу, страдания), но говорить: «Нет! Я не буду смотреть так! Я не сойду с ума! Я не впаду в отчаяние! Буду уповать на Христа! Буду полагаться на Него и внесу в свою жизнь свет, как можно больше света». Человек может довести себя до того, что заболеет от собственных мыслей: реальность может быть другой, а ты будешь думать, что всё так, как кажется тебе. Ведь твой ум верит в это, и многие так говорят. Это твой больной ум виноват во всем. Ум, который думает, воображает себе, запутывается и сбивается с толку. Мы молим Бога, чтобы Он дал нам светлые помыслы, чтобы у нас в уме горел огонь, как пламень свечи. Не будь же человеком, распространяющим вокруг себя мрак своими словами, мыслями, душевным состоянием, атмосферой, которую создаешь вокруг себя, проявлением своего характера и душевности, но чтобы, когда пойдешь куда-нибудь, ты излучал свет, чтобы ты говорил другому, а он бы радовался, смотрел оптимистично на вещи и говорил: «Мы сможем!» Святые, видевшие Христа на молитве, видели Его в этом ощущении света, которое не может быть описано словами мира сего. Если этот свет войдет в твой ум и просветит тебя, он заставит тебя по-другому видеть жизнь и проблемы в ней. Будем же молить Христа, чтобы Он изменил нас и обновил. Потому что мы, кто в Церкви, непрестанно говорим: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!» А разве не достаточно одного раза? Достаточно и одного раза, и даже полраза, и ни одного раза – если сердце твое изречет это сильно, тогда не нужно, чтобы уста говорили это. Однако вопрос в том, чтобы ум твой понимал эти слова. Ум, который верит в уйму всего и впадает в панику, смущается, запутывается, должен пропитаться такими мыслями: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!» Ты вдруг слышишь слово помилуй, а это значит: «Яви мне любовь, милосердие, подай мне Твою благость и благодать!» Ты слышишь его и снова говоришь: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!» – т.е. «Кто-то меня любит, я возлюблен Богом». Бог тебя любит, а не как мама говорила тебе, когда ты был маленьким: – А-а, ты плохо учился в школе, сегодня мама не любит своего сыночка! Ты не съел всю тарелку? Бог не любит тебя! Нет, Бог любит тебя, что бы ты ни делал, каким бы ты ни был. Ты борешься, падаешь, встаешь, и Бог смотрит на тебя и говорит: – Я люблю тебя! Независимо от того, что ты делаешь. Ты молишься Иисусовой молитвой, однако снова забываешь ее смысл. Ум твой нуждается в перемене, он должен быть разрушен и воздвигнут заново, чтобы обновиться. Ум нуждается в покаянии, в другом измерении покаяния, где я не только плачу о своих грехах и ошибках, но и меняю образ моего мышления, смотрю по-другому на жизнь и на вещи. Когда ты молишься Иисусовой молитвой (монахи повторяют ее по тысячу раз за день, по три тысячи, постоянно), в конце концов это тебя напояет, и ты понимаешь, что ты любим Богом, и Он укрывает тебя Своими крыльями, что есть Кто-то заботящийся о тебе. Наконец ты прикладываешь руку к сердцу и говоришь: «Сердце мое бьется нормально, оно успокоилось, паника прошла. Исчезло учащенное сердцебиение, от которого повышается кровяное давление, повышается сахар и которое сводило меня с ума, и я шел к врачу, а он меня спрашивал: “Но что произошло, о чем вы думаете? Почему вы так напряжены и отравляете свою душу и тело?”» Ум отравляет тело, если постоянно вынашивает помыслы отчаяния и разочарования, подавленности, мол, «я не преуспею в жизни». Это отравляет тело. «Мой дух сникает, отвага улетучивается, я не могу подняться, всё сижу на диване и утопаю в собственных мыслях». Ты утонул в своем диване и всё думаешь, думаешь, думаешь таким вот помраченным умом. А почему бы тебе не отдернуть завесу, чтобы вошло немного света в твой дом и в твою душу? Бог внесет его через молитву. Иди в храм, там ты найдешь свет Иди в храм, там ты найдешь свет. Христос пришел не для того, чтобы мы слушали радиопередачи, а чтобы мы имели живую связь с Ним, с нашими братьями. Встань же и иди в церковь, помолись, найди какого-нибудь священника в ближайшем храме, чтобы он прочитал над тобой молитву, коснулся тебя епитрахилью и в тебе воссиял бы свет. Чтобы в сердце твое вошло Божественное сияние и ты по-другому стал видеть жизнь. Чтобы он сказал тебе, чтобы ты причастился, и Христос вошел бы в тебя. В одной из молитв перед Святым Причащением говорится, что оно «ум питает дивно»[1]. Святое Причастие питает ум, поскольку оно – Тело и Кровь Христовы. Но Святое Причастие – пища и для тела, и для души, оно очищает ум, и ты начинаешь видеть всё по-другому. Ты на короткое время можешь забыть о своих проблемах, однако они существуют. Давай я немного огорчу тебя, чтобы ты почувствовал разницу, чтобы ты увидел игры ума. Сейчас я могу сказать тебе что-то, от чего твой ум опять начнет выходить из равновесия и заболевать, если примет это. Вспомни только о своих долгах, болезнях, ребенке, скорби, которая у тебя была или еще есть, о результатах исследований, которые получишь завтра, и что-то тебе подсказывает, что они не будут отличными; о результатах, которые получил вчера; об операции, которую тебе предстоит сделать. Это всё – что оно такое? Оно существовало и до начала радиопередачи, но ты сейчас что сделал? Ты переключил свой ум на что-то другое, и всё это неприятное автоматически отпало. А когда ты снова начинаешь думать о тревожных вещах, расстраивающих твою душу, тогда ты говоришь: «Ой, весь мир вокруг меня изменился!» Нет, мир вокруг тебя не изменился, он тот же самый, что был и раньше, а вот ты действительно меняешься. Поэтому Господь говорит: – Посмотрите на птиц небесных и успокойтесь, доверьтесь, предоставьте всё Богу, предайте себя. Посмотрите на цветы, как они прекрасны, какими красивыми создал их наш Небесный Отец, – говорит Христос, – хоть и всего на несколько дней, но сколько они всего выдерживают! Они прекрасны, и даже царь Соломон в Ветхом Завете не одевался так красиво во всей своей великолепной царской одежде[2]. А что делают цветы? Они предают себя. Кому? Свету, кислороду. Они смотрят на Бога, на солнце и поглощают лучи. И ты делай то же самое: доверься, предай себя, стяжи ум, подобный уму ребенка, который, если скажешь ему что-нибудь неприятное, этого не понимает. Если скажешь ребенку: – Знаешь, а у мамы с папой больше нет денег! Он скажет: – Ничего, мы возьмем машинки и будем играть с ними! Нам будет весело! Мы будем играть целый день! Его ум не привык к смятению, панике и депрессии, которые охватывают нас, остальных, считающих себя очень умными. Его ум прост, невинен, несложен, девствен и видит жизнь в целом, а каждое новое событие – как новую неожиданность и изумление. Детский ум не возвращается к прошлому, а смотрит только вперед. Мы же оглядываемся на прошлое и говорим: – А-а-а, вчера мне не повезло, значит, не повезет опять. Мы принимаем это как вывод. Мы делаем заключения своим больным умом, поэтому и впадаем в тоску, поэтому у нас и нет отваги, чтобы бороться по жизни, поэтому мы с легкостью и бросаем всё, поэтому с легкостью прогибаемся, поэтому кто-нибудь и хочет покончить с собой, положить своей жизни конец. А почему? – Потому что он меня бросил! – А помнишь, твою подругу тоже кто-то бросал, а она что сказала? «Я что, ему не нужна? Тогда пойду вперед по жизни с кем-нибудь другим». Вы обе пережили одно и то же. Почему же ты сказала так, а она говорит: «Я буду жить! Я сделаю себе такой подарок: жизнь, здоровье, равновесие, веру, молитву. Бог меня не бросит!» Один и тот же случай, но подход к нему разный. Потому что твой ум мятется, тогда как ум твоей подруги стойкий. Она молится и поэтому посмотрела на всё без паники, без стресса, сводящего человека с ума и приводящего к преждевременной смерти людей, которые выбиваются из колеи и отравляются такими отчаянными проблемами. «Не заботьтесь, – говорит Господь, – успокойтесь, вы не можете изменить положения дел тем, что впадете в стресс, успокойтесь и тогда измените его». Ты не можешь найти ключей, которые потерял дома, в безумии бросаешься туда и сюда, но так ты еще хуже потеряешь их, они еще дальше спрячутся. Поэтому сначала успокойся и потом посмотришь на всё более хладнокровно. Я не говорю, чтобы ты ничего не делал. Все мы что-нибудь делаем, но Господь говорит: Не заботьтесь[3], то есть прикладывай усилия, но не так, чтобы заболеть от этого. Делай, что делаешь, но без того, чтобы тебя охватывала тревога и ты не мог ночью заснуть. Чтобы вечером, ложась спать, ты закрывал глаза и тут же засыпал. А ты ворочаешься на своих простынях, собираешь их в клубок, и пройдет еще пару часов, пока сон сморит тебя. А спишь ты так мало из-за своего ума, блуждающего среди безысходностей и терзаний. Христос говорит: «Прекратите это!» Вы, конечно, будете трудолюбивы, не будете сидеть сложа руки, будете активизироваться, однако не таким болезненным способом. – Я хочу, чтобы Мои чада были здоровыми, чтобы они радовались жизни, наслаждались ею. А не чтобы ты губил себя. Какой в этом толк? Итак, не заботьтесь! – говорит тебе Христос. Бог дал тебе тело, жизнь, даст и остальное. Если Он дал тебе наивысшее – жизнь, то неужели не даст и нужного для нее? Если Он дал тебе тело, то неужели не даст пищу, не найдет, как сделать, чтобы всё произошло так, что у тебя и еда будет, и других нужд ты тоже не будешь знать? Вопрос, однако, в том, чтобы ты ощутил Его отцовство, любовь, надежность, заботу, которую являет тебе Бог. И всё это будет. Прежде всего ищите Царства Божия[4]. А мы ищем исключительно многого, однако всё это вторично. Ищи же прежде всего своего спокойствия, рая, тишины в душе, Бога, Который коснулся бы тебя, и чтобы ты к Нему прикоснулся и затем увидел, как всё будет замечательно. Это вопрос приоритета, разве это для тебя не важно? Ладно, делай что хочешь, но только увидишь, к чему тебя это приведет и как ты измучаешься. Никто тебя не станет наказывать, наказание придет само собой. Неправильный выбор скрывает в самом себе наказание. Тебя никто не наказывает. Бог приходит и говорит тебе: – Я люблю тебя! Но ты отвечаешь Ему: – Отойди! Спрячься вон туда, в угол! – Да, Я ухожу в угол, но знай, что Я люблю тебя! – говорит Он. – Отойди же! – повторяешь ты. Но когда ты говоришь: «Отойди в угол!» – и решаешь: «Не буду больше молиться, не буду ходить в церковь, не буду причащаться, не буду успокаиваться», – и в жизни терпишь неудачи и падаешь, кто же тогда виноват? Разве кто-нибудь наказывал тебя? Разве ты не сам сделал этот выбор? Поэтому предоставь Христу, чтобы Он обновил твой ум, чтобы сокрушил его и воздвиг заново, чтобы дал тебе новые глаза и ты стал смотреть на мир по-новому. Это превосходно. Одна женщина сидела у себя в лоджии и смотрела в доме напротив на вывешенное белье своей соседки, которое было грязным. И говорила мужу: – Ой, поди посмотри! Да эта напротив совсем не умеет стирать! Ты посмотри, как она извозила белье! Да на нем же грязь! Зачем его вывешивать, если оно такое грязное? Сказала она это раз, сказала два, и так каждый раз, когда соседка вешала белье, она комментировала: «Да соседка просто не умеет стирать! У нее белье грязное!» – пока однажды утром не проснулась, пошла к мужу и сказала ему: – Послушай, послушай! Наконец-то! На этот раз у нее белье чистое! Она в конце концов научилась стирать! Муж повернулся и сказал: – Белье у нее и не было грязным, просто я, милая моя, решил помыть окна в лоджии, которые ты уже давненько не протирала. Они были все в пыли и грязи, и поэтому тебе казалось, что весь квартал вокруг грязный. Жена на него посмотрела. – Да, это правда, и не смотри на меня! – сказал он ей. Белье у соседки всегда чистое, и люди тоже всегда отличаются от того, что ты себе думаешь. Но ты так научился смотреть на жизнь, так был воспитан, и ум твой привык к этому. Всё учение Церкви, всё послание Христа заключается в том, чтобы мы очистили свой ум. Ум твой должен выбросить всё непотребное и сохранить полезное, то есть выбросить представления, говорящие тебе, что ты не добьешься успеха, что Бог тебя не любит, что ты один, что вокруг тебя одни опасности и поэтому ты постоянно боишься. Это то, во что мы поверили, однако не это истина. Истина – это в точности обратное: что мы живем в пространстве, вытекающем из Божией любви, Его Покрова и Промысла. Великое дело – ощутить безопасность, то есть заставить свой ум успокоиться и очиститься. Ум в любом случае не показывает нам истинной картины жизни, а вводит в заблуждение. Игр у ума исключительно много, и он нас запутывает. Поэтому мы что делаем? Мы молимся Богу, чтобы Он очистил его, и говорим: – Господи, отними мои мысли, запутывающие меня, и вложи Твои мысли. Христос говорит: – Я это и пришел сделать: вложить Свой ум в твой ум. Ты хочешь, чтобы твой ум смешался с Моим умом и чтобы ты сказал: «Мы имеем ум Христов»[5]? Мой ум, способ, каким я смотрю на всё, – это способ, каким Христос на это смотрит. Когда перед Христом стоял какой-нибудь человек, Он проявлял к нему любовь, понимал его, оправдывал, прощал ему. И я так же буду смотреть на жизнь, на другого, когда передо мной окажется какой-нибудь телесно и душевно грязный человек. Христос его любил, смотрел на него умом, видящим через одежду, за телом и грязью Он видел благое сердце. И я буду делать так же с моим умом. Я начну верить, что другой – мой брат, что он хороший, что мы с ним – одно, мы братья. Всё, что я делаю, буду делать для него и для Христа, и буду верить, что Христос – в лице моих братьев. То есть кроме молитвы, которую я совершаю, и Его Святых Таин, я буду ощущать Господа и в других людях. Если я научу свой ум смотреть так на людей, тогда буду жить как в раю. Другие могут называть меня безумным, странным, глупым, дураком, как угодно, но я буду видеть, что в жизни я могу преуспеть. И даже то, что другие будут поносить меня и называть глупым и безумным, мой ум не будет воспринимать так, чтобы раздавить меня. Ты назвал меня безумным. Но я постоянно слушаю Христа в себе, и Он меня любит и сказал мне: – Ты вовсе не безумный, и Я тебя очень люблю! Кто-то назвал меня безумным, а остальные шесть миллиардов людей на планете Земля не называли меня так, а некоторые даже сказали мне, что меня очень любят. Если я начну думать о том, что говорит мне один, что говорит другой, и ум мой устремится к подобным заключениям, то я заболею. Поэтому буду иметь Христов ум, чтобы он руководил меня по жизни. Я вникаю в Его жизнь и слушаю Его, как Он меня направляет, учит и постоянно говорит мне: – Я люблю тебя, но только держи свой ум чистым! – То есть что мне делать, Господи? – Не обсуждай других, не подавай своему уму пищи из таких отходов. Тебя не касается, что делают другие. Держи свой ум чистым. Держи свой ум спокойным, и так увидишь, как твоя жизнь станет гораздо спокойней и счастливей. Ты станешь магнитом, притягивающим Божию милость, ты будешь привлекать Божию благодать, потому что в твоем уме не будет смятения, волнения, страха, паники, неверия. Великое дело – верить. Вера успокаивает ум и не допускает до тебя помыслов терзания и страха. Вера воскрешает тебя, воздвигает, поднимает тебе настроение, меняет твое устроение, ободряет дух. Помнишь, сколько раз Господь говорит: «Что ты испугался, маловер? Зачем ты помышляешь в себе такое?»[6]. Христос всегда укорял неверие, Он укорил и апостолов за их жестокосердие и неверие. Молюсь, чтобы ты жил в мире, который, может, и такой, какой он есть, однако ты на него смотри красиво. И не надо витать в облаках: мы не живем ложными ощущениями, нам известны страдания и проблемы жизни. Кто-нибудь скажет: – То, что ты говоришь, – это не психологические приемы и ложные мысли? Нет, это не ложные мысли, внушаемые вам с целью ободрить нас. – Но это же ненормально – смотреть на вещи так оптимистично! А почему ненормально? Почему, разве человек не борется с помощью Божией благодати и так преуспевает? И если то, что я говорю, не истинно, тогда что же истинно? Неужели то, что сказала эта девушка, желающая покончить с собой, более истинно, то есть что надо положить конец своей жизни? До этого ее довел ее смятенный ум – это ли более здоровое? Мы видим, как на деле действует этот метод смиренной молитвы, доверия Богу, предания себя Его воле и отсутствия забот, тревоги и паники по разным поводам. Этот метод приносит утешение, улаживание проблем, а спустя несколько дней ты действительно увидишь, как то, что занимает тебя сейчас, начнет решаться. Для Бога это – просто игра: решить твою проблему, для Него это ничто, это так легко, однако Он хочет увидеть твою уравновешенную душу, твой улегшийся, спокойный ум, в котором, как в тихом озере, сияет лицо Бога, потому что после бури оно не может сиять, в бурю ты не можешь увидеть Его воли. Для этого надо успокоиться, помолиться, а ты давно уже не молился, давно не предавался молитве. Сколько времени продолжается буря, столько да продолжается и твоя молитва. Как ты можешь оставлять свой ум так надолго и сидишь, погрязаешь и утопаешь в тине разочарования и отчаяния? И когда кто-нибудь говорит тебе, чтобы ты помолился, ты этого вообще не хочешь. Молись же и так обретешь покой. Молись той молитвой, какая тебе нравится. Я бы тебе по-дружески посоветовал читать Псалтирь – дома, я имею в виду, а не в храме, чтобы ты увидел, как один человек (то есть пророк Давид) говорит Богу, доверяется Ему, постоянно обращает свой ум к Богу, – и так ты увидишь, как решатся твои проблемы. Не забывай, что жизнь начинается сейчас (когда закончится радиопередача), потому что сейчас ты увидишь своего ближнего: брата, ребенка, мужа, жену, соседа, коллегу. Радиопередачи – это хорошее дело, однако они не жизнь. В жизни ты будешь вести борьбу, молить Бога, чтобы Он дал тебе просвещенный, спокойный ум, который направлял бы твои стопы, и увидишь, что то, что сегодня заставляет тебя страдать и ты постоянно говоришь: «Что же будет?» – через какое-то время наступит момент, когда ты будешь благодарить за это Бога, будешь креститься и говорить: «Господи, Ты всеблаг. Но тогда мой больной ум видел всё в черном». Оно не было черным, оно было очень светлым. Очисть же стекла, очисть окна своей души, чтобы видеть белье соседки, весь квартал, весь мир и всех людей хорошими, чистыми и чтобы ты больше не смотрел на всякие проблемы как на проблемы, а чтобы называл их уже уроками, возможностями, удобными случаями, которые Бог подает тебе, чтобы ты продвинулся вперед и перешел из первого класса во второй, а затем поступил в гимназию, лицей и при этом говорил себе: «Уровень трудности потому повышается, что Бог хочет возвести меня по лестнице святости, а это по-другому не бывает. Я получил один урок, сейчас получу еще один. Но не буду смотреть так негативно на вещи и говорить: “Бог меня оставил!” – потому что сейчас мой ум просветлен. Сейчас я буду говорить в точности обратное: Бог меня любит, я чувствую это, я верю в это, я так думаю, и эта истина напояет мою душу!» Молюсь, чтобы Бог просветил твой ум, и ты помолись о моем уме и о всех людях. Да дарует нам Бог чистый ум, да дарует нам новый ум, да дарует Он нам Свой ум!

17:24:20 8.01.2018

Быть с Богом

Повседневность не мешает нам почувствовать Господа, достаточно лишь иметь чистую и спокойную совесть, мир в душе, иметь Христово благословение в повседневной жизни, в том, что мы делаем. И ты, почтенный человек, почтенная мать, трудящаяся по дому или в офисе, на любой работе, ты изо дня в день всё готовишь, чистишь, моешь, подметаешь – но ты тоже не обижена Богом, и ты не обижен Богом. Ты не творение иного Бога, Господь и тебя создал с тем же невероятным и превосходным предназначением – познать Христа, Которого любят все великие святые, чтобы и ты полюбил Его. Господу, проходящему сквозь запертые двери, никакого труда не составляет найти тебя там, где ты есть: на кухне, с бельем, которое стираешь, когда ты вяжешь, наводишь порядок, делаешь покупки, – и там тоже находится Христос, среди нас, в нашей повседневности. Те, у кого есть дети, старательно и искренне трудятся, ожидая чего-то лучшего; они не знают, чем именно будет это лучшее, но надеются испытать нечто хорошее, а подсознательно они ищут Христа, исполняющего все благие желания честного человека. Эти люди в какой-то момент тоже могут почувствовать Христа, и это уникально и делает нашу жизнь ценной. Эта жизнь обретает ценность, когда мы немного почувствуем Христа, познаем и ощутим Его. Архимандрит Софроний (Сахаров), ученик преподобного Силуана Афонского, списатель его жития, говорит, что, когда он жил в русском Свято-Пантелеимоновом монастыре на Святой Горе Афон, духовник велел ему выучить греческий язык, чтобы отвечать на корреспонденцию греческого правительства, иных греков, писавших в монастырь, потому что у них все говорили на русском. А отец Софроний очень любил молитву, у него имелось ощущение Господа, и он сказал своему духовнику: – Отче, если придется учить греческий язык, мне надо будет иметь словари, читать, изучать грамматику, но это отвлекает внимание, и я боюсь, что утрачу молитву, потеряю Христа ради того, что вы мне велите делать. Можно ли мне этого избежать? – Нет, дитя мое, – ответил ему духовник, – ты сделаешь то, что я тебе говорю. Выучишь греческий и увидишь, что если будешь делать это со смирением, любовью, послушанием и доверием, как говорит святой апостол Павел: словно делаешь это для Господа, как для Самого Христа[1], – то почувствуешь Христа в том, что будешь делать. Архимандрит Софроний оказал послушание и перестал читать книги «Добротолюбия», постоянно молиться по четкам, как делал это раньше, и стал читать учебники, учить глаголы, выполнять упражнения по синтаксису, грамматике. И когда он уже думал, что не почувствует Христа и лишится того благого чувства, которое имел в душе, он вдруг почувствовал в точности обратное – душа его преисполнилась еще большей любви ко Христу, и он весьма сильно ощутил Господа рядом с собой. Таким образом, повседневность не мешает Христу войти в твою жизнь. Неважно, что ты ученик, студент, трудящийся, что работаешь в супермаркете, магазине или где бы то ни было еще, даже если будут иметься внешние раздражители, то тебе уже ничего не мешает, всё то, что ты слышишь: эти звуки, шум, машины, движение. Но в душе у тебя имеется тайное пространство, очень тихое, очень бесшумное, куда не может проникнуть ни один звук из мира сего: там лишь сильный ветер Утешителя, Святого Духа, этот глас Святого Духа, который ты можешь услышать, даже если будешь находиться в чрезвычайно шумных Афинах. В душе у тебя есть такое пространство, которое предназначено только для Христа, и если Христос увидит тебя готовым, смиренным, что ты трудишься честно там, где ты есть, Он придет и найдет тебя. Даже если ты не будешь совершать дел чисто духовных. Это очень большое заблуждение, порой преобладающее в нашей христианской жизни, – думать, будто Господь наш близок к нам в духовных вопросах, другими словами, только в те два часа воскресной Литургии или в те несколько минут, когда мы молимся утром и вечером, когда читаем что-нибудь духовное, и на этом всё. Это ошибка. Господь присутствует в нашей жизни не только в определенные моменты. Разве только одна часть нашей жизни духовна? А другая что представляет собой? И что значит духовная жизнь? Это жизнь, облагодатствованная Святым Духом. То есть, извини, что, Святой Дух облагодатствует твою жизнь лишь в редкие моменты? Ты что, раздробил свою жизнь? Ты разделил свою жизнь на части? И говоришь: «Эта часть принадлежит Богу, эта работе, эта еде, эта сну, а эта уборке»? Это напоминает мне одного ребенка, игравшего на школьном дворе, который и то и дело изрекал непристойные слова. Я сказал ему: – Смотри, что говоришь, потому что ты говоришь неприличные слова. – А-а-а, отче, – сказал он, – сейчас же у нас не урок религии! Мы же сейчас играем! И я сказал ему: – То, что ты делаешь, – ошибка. Это ошибка – не верить, что Христос может войти в то место, где ты тренируешься, туда, где играешь с друзьями, туда, где работаешь, всюду, где ты есть: в спальню, на кухню, куда угодно. Ты можешь представить себе, чтобы Господь отсутствовал даже один миг в твоей личной жизни? Неужели ты веришь в такого Христа, Который не входит в твою жизнь, в твою повседневность, туда, где ты со своими детьми, со своим супругом, что бы ты ни делал? То есть ты что, разделил жизненные дела на хорошие и плохие, на честные и нечестные? Христос всегда должен отсутствовать, если ты делаешь что-нибудь греховное, и ты всегда должен избегать этого греховного дела, но если то, что ты делаешь, не плохо и не греховно, тогда неправильно будет выводить Господа из этих деталей своей жизни. Мы «отрезали» Христа, считаем духовным только то, когда говорим на богословские темы. Но духовно говорить может какой-нибудь духовник, даже если он ничего не станет говорить о Боге. Он будет говорить о других вещах, а между тем среди его шуток, прибауток и еще чего-то, касающегося актуальности, все его слова напояются[2] присутствием Христа. Впечатляюще, что старцы и святые, жившие в прошлом веке (старец Порфирий, старец Иаков, старец Паисий, все эти духовные люди), говорили не только о Господе: они произносили забавные шутки, говорили о чем-то, связанном с действительностью, с историей, последними новостями, и во всё вкладывали Господа, Христа. Это нечто великое – Господь входит и является нам в повседневности. Всё духовно, всё свято в благодати Святого Духа. Святой Дух наполняет всю вселенную, у всего есть свое бытие, и всё существует потому, что Святой Дух напояет его и поддерживает в нем жизнь. Даже игры ребенка. Когда твой ребенок играет, Бог покрывает его, и это движение ребенка, которое представляет собой игру, является духовным движением, оно – в благодати Святого Духа. Молитва – это прямая связь с Богом, и что бы ты ни делал, всё это содержит в себе Божию благодать. Когда ты подрабатываешь извозом, разве это не духовное действие? Поскольку ты делаешь это со страхом Божиим, а не просто, чтобы принести деньги своим домочадцам, – разве это не любовь, не смирение? А туда, где есть смирение, разве не привлекается Божия благодать? Там всё облагодатствовано и освящено. Давайте же с этого момента перестанем раздваивать свою жизнь и говорить: «Сейчас я принадлежу Христу, а сейчас – мирской жизни». Это ошибка. Некоторые люди приходят из церкви, снимают нарядную одежду, надевают другую, моют машину, начинают другую жизнь и думают: «Поскольку закончилась Святая Литургия, то я могу сейчас сквернословить, говорить по-мирски, отпускать грязные шутки, говорить без благоговения и уважения, которые были у меня прежде, ведь здесь же не церковь!» Но церковью может стать и твой дом, твой автомобиль, твоя комната, что бы ты ни делал. Пусть же наша жизнь не уподобляется рынку, на котором продается куча всякой всячины, а в уголочке стоит дама, продающая ладан. Среди всей этой прорвы вещей есть кто-то, кто продает немножечко ладана. Так мы думаем и о своей жизни, так думаем о Церкви, будто Церковь это что-то такое, что мы найдем в уголке своей жизни, найдем среди хаоса мира в уголочке, а всё остальное не имеет значения. Нет. Церковь – она во всем. Она то, что наполняет все мои проявления, самовыражения, все мои труды: политику, историю, искусство – всё – благодатью Божией, и всё становится поводом к тому, чтобы явился Христос. Вот как человек может увидеть Христа, когда копает в своем саду и дышит пылью – тогда душа его смиряется, и он помнит, что он прах, земля. И надо, чтобы в этой пыли он увидел творческое дыхание, которое Бог вложил в него. А чтобы всё отводило нас от мира и приводило к Богу, то есть чтобы всё это становилось для тебя средством восхождения к Богу от того, что ты видишь, достаточно одного – чтобы ты был искренним. Всё это будет, если есть искренность в твоей жизни, если есть настоящее желание, настоящий поиск Бога, – тогда Христос придет, чтобы найти тебя, что бы ты ни делал. Христос найдет тебя в какой-то момент. Ты не веришь во Христа? Если не веришь, но у тебя есть хоть немного благого произволения, то помолись Ему, чтобы Он пришел и нашел тебя. И Он придет. Взыщи у Христа Его присутствия и скажи Ему: – Господи, я слышал, что Ты существуешь, слышал о Тебе. Я сам не могу Тебя почувствовать, я не верю в Тебя, но хочу, чтобы Ты меня нашел! Я сам не могу. А Ты можешь, Ты должен прийти! Как я могу понять Бога? Как мой ограниченный ум может постичь неограниченного Бога, как моя душа может почувствовать Христа, Который выше сего, о чем мы думаем и что делаем? Первое движение принадлежит Ему. Он нас возлюбил, Он первым сделал это движение к нам, чтобы полюбить нас. Но, чтобы сделать это движение, Он должен найти Себе место в нашей душе – найти настоящий поиск, даже настоящее сомнение, настоящее стремление с нашей стороны найти Бога. Преследуйте Бога: Он отбегает от нас для того, чтобы мы поискали Его лучше. Бог отбегает от нас потому, что это динамическое, а не статическое состояние. Бог – Личность, Которая отбегает от людей, привыкших к легкому, удобному, привыкших искать Бога при всей своей греховности, но Бог удаляется оттуда. Достаточно одного помысла, говорит святой Силуан Афонский, чтобы прогнать Христа, одной плохой мысли: ревности, ненависти, неприязни, презрительного взгляда на другого – уже одно это отгоняет Христа. Однако если в тебе есть настоящая искренность и жажда увидеть Господа, то Он тебя найдет, даже если ты запутаешься, даже если поколеблешься, даже если немного утратишь веру, но наступит момент, когда Христос тебя найдет. Когда увидишь Христа, когда обретешь личный опыт, когда почувствуешь прикосновение Христа к своей душе, как чувствуешь прикосновение человека, ты поймешь, что то, что ты видел, не ложь. Ты убедишься, душа твоя убедится очень твердо. Это и значит иметь благое произволение, искать искренне Христа, и тогда ты Его реально увидишь, так как Он захочет приблизиться к тебе. Я не знаю способа, каким Он найдет каждого, но это будет нечто очень сильное, такое, чего никто не сможет ... в тебе. Другие будут говорить тебе разное, а ты будешь думать: «Ну что они говорят мне?» Представьте себе двух супругов, любящих друг друга, они влюблены, и тут пришел какой-нибудь чужой человек и стал городить им всякую ерунду. Но когда есть пламенная любовь, то, что бы ни сказали тебе другие, ты не понимаешь, что они тебе говорят, их слова тебя не трогают, потому что ты витаешь где-то в другом месте, ты живешь чем-то другим, ты живешь своей любовью, эросом, счастьем, и слова людей тебя не трогают. Ты говоришь им: – Я тебя не понимаю. Я вас не понимаю, что вы мне говорите? Я не могу вас убедить и даже не хочу убеждать. Если вас не убеждают моя радость, мое лицо, счастье, ну, тогда я уже ничего не могу сделать! Хотите – понимайте сами! Конечно, это видение лица Христа, опыт Христа, этот осязаемый опыт приходит через отношения с нашими братьями, то есть мы не можем обойти своего брата и пойти прямиком ко Христу. Поэтому важно, как ты находишь общий язык с другими: если у вас хорошие отношения и ты любим, дружелюбен, смирен, снисходителен, не гневаешься, не яришься, не говоришь резко, тогда ты реально открываешь Ему путь, чтобы Он появился в твоей жизни. Поэтому в своих соборных посланиях святой Иоанн Богослов говорит, что нельзя любить Бога, не любя брата своего, которого видишь рядом и не воспринимаешь как близкого человека. Бог нечто далекое, ты Бога не видишь, так как же говоришь, что у тебя живая вера и ты любишь Бога, если ты Его не видишь, а огорчаешь брата своего, которого видишь? Господь говорит нам: «Даже молитвы вашей не желаю, если между вами нет мира (ср.: Мф. 5: 23–24). Ты пойдешь и помиришься. Ты не можешь приносить Мне даров в церковь, не можешь приносить в храм просфор, свечей, елея, приносить всех тех даров, которые приносишь, и не быть в дружбе с другим, но хотеть почувствовать Христа. Ничего ты не почувствуешь. Ничего». Бога невозможно купить, опыт Христа невозможно купить. Господь предпочитает, чтобы мы любили друг друга, сначала мы, люди, а затем Он принимает наше служение и является в нашей душе. Поэтому Господь часто открывается в образе обычных людей. То есть люди видели своего ближнего и в нем чувствовали Христа, через своего ближнего видели ответ, который дает Христос, где скрывается само присутствие Христа. Помните пример, где одна женщина сказала: – Господи, приди, найди меня! И вот пришли три гостя, три бедных человека, а она захлопнула перед ними дверь. Вечером женщина эта думала: «Христос не пришел! А обещал, что придет, чтобы открыться мне!» И Господь говорит: – Там был Я. В этом бедном человеке скрывался Я. А ты закрыла дверь. Господь входит в людей, которые рядом с тобой. Ты не можешь полюбить ближнего, человека, а хочешь почувствовать Христа? Это очень трудно. Поэтому святой Силуан, превосходный святой, очень любимый святой, любимый многими христианами, говорит, что для того, чтобы почувствовать Христа, существует удивительный критерий – это любовь к врагам. Если любишь врага своего, всё! Если любишь врага своего, ты непременно увидишь Христа! Самое совершенное – не иметь врагов. А у нас реально и нет врагов – если хорошенько подумать, что значит враг, то мы увидим, что врага не существует: единственный враг – это диавол и наше скверное «я». Никто нам не враг. Бог позволяет всем людям войти в нашу жизнь, притеснять нас, чтобы помочь нам, – они в этом не виноваты, это мы виноваты, что мы злы и вступаем в этот процесс злобы, мести, ненависти, зависти. Никто не плох. Итак, когда научишься любить брата своего, тебе легче будет почувствовать Христа, и это весьма сильно и хорошо. Многие люди чувствуют Христа, но больше всего те, кто испытывает боль. Те, кто испытал боль, кто испытывает боль, и спектр и масштаб этой боли очень велик. Боль – это когда у тебя болит зуб, болит голова, у тебя головокружение, когда ты страдаешь от бессонницы, не можешь спать, когда у тебя какая-нибудь болезнь: ты страдаешь почками, тебе регулярно делают уколы, ты часто ходишь в больницу. Боль – это химиотерапия, лучевая терапия, тяжелая беременность, когда женщина бывает вынуждена оставаться прикованной к постели по нескольку месяцев, и все это время она почти не будет двигаться. Боль – это паралич, это всё, что вызывает внешние страдания, что гнетет нас внутренне и притесняет. Все испытывают боль, нет человека, который не испытывал бы боли, однако не все видят Христа, потому что боль не приносит плода, если ты не примешь этот Божий дар со смиренным расположением. Если ты испытываешь боль, но ропщешь, ... говоришь: «Почему это со мной случилось!» – и нервничаешь, то исключено, чтобы ты увидел Христа посреди боли. Не сказано, будто все, кто испытывает боль, спасутся, но те, кто испытывают боль смиренно, благоговейно, как должно, как подобает Богу, как подобает отвечать Богу, – этот человек сквозь боль увидит Бога. Боль дает знание, Божественное просветление и Божественный опыт. Много раз Сам Господь, Пресвятая Богородица и Ангелы являлись людям, которые испытывали боль оттого, что были оклеветаны, являлись людям в больницах, в реанимации, – таким людям являлись святые и Сам Господь в болезни. Потому что Он тебя видит, что ты беспомощен, безутешен, то есть неутешим, и приходит, чтобы утешить тебя, Тот, Кто есть Утешитель. Ведь Утешителем является не только Святой Дух, Утешитель и Господь, и Бог Отец, вся Святая Троица является Утешителем и утешает нас. А кто-то в сильной агонии и боли видел своего духовника, как он преображается и становится подобным Христу. Об этом пишет преподобный Силуан, это произошло на Святой Горе Афон: он видел своего духовника, как он уподобляется Христу. А другой видел священника на Святой Литургии, что он уже выглядит не как священник такой-то, а как Христос. Но то, что я сказал тебе, эти два примера, которые почти естественны, то есть видеть чудо во время Таинства. А видеть Христа в своей личной боли – это потрясающее чудо, это парадокс, которого ты не ждешь. Видеть Христа на Святой Литургии – тогда ты говоришь: «Да, я понимаю это». Но увидеть Христа в отделении интенсивной терапии, в больнице, где все тебя оставили, и ты один лежишь в больничной палате, – этот вид Христа там дивен и весьма утешителен. Одна монахиня видела Христа живого в Святом Причастии, то есть чувствовала Христа, и старец Паисий сказал о ней: – Она, без сомнения, таит какую-то боль. Он позвал ее и сказал напрямик: – Поговори со мной, расскажи мне о себе! И она рассказала ему о некоторых своих проблемах, бывших у нее дома, с родителями, которые ранили ее душу, но она им не возражала, не обвиняла никого, проявляла огромное терпение день и ночь, пока годы не прошли и они не умерли. И старец Паисий говорит: – Вот сейчас всему нашлось объяснение, сейчас я понял. Эта монахиня потому чувствовала Господа, что согласилась на то, чтобы испытывать боль. Она испытывала боль не протестуя. Боль дает Божественное знание, дает Божие знание. Сейчас мы проходим теорию: когда слушаешь передачу, ты еще не познал Христа. Да, может произойти какой-нибудь невидимый переход: Господь и из слов людей или из какой-нибудь передачи может сделать плавный переход к нам, но это только наводит тебя на мысль, что что-то происходит, что-то имеет место, чтобы ты сам попытался найти «многое». Я даю тебе «малое», легкий намек на чудеса и присутствие Христа, а ты стремишься увидеть, взять, насытиться, вкусить не это малое, что дает одна передача, что дают слова, а то изобильное, бескрайнее, что дает Христос. Всё это, все эти дары Христа, приближение ко Христу происходит внезапно там, где ты его и не ждешь. Ты не можешь провести границу и ограничить Бога и сказать: «Сейчас я хочу сделать вот это, и я Тебя почувствую. Сейчас я хочу, чтобы Ты пришел, сейчас хочу, чтобы Ты мне явился!» Нет. Господь является неожиданным образом, не существует способа, тактики, метода, где ты сделаешь пять движений, как говорят философские и парарелигиозные движения – йога, буддизм, – в которых существуют разные уровни: первый, второй… а на пятом ты просветляешься, ты уже достиг просветления. В Церкви не существует ничего подобного, Божия благодать не вмещается в схемы, Христос не вмещается в схемы, не входит в границы, которые ты хочешь провести, а приходит внезапно, как говорит святой Исаак Сирин[3]. Внезапно, там, где ты Его не ждешь. Это не плод техники, а зависит от твоей борьбы. Нет ничего абсолютного, предопределенного, предвидимого, Бог непредвидим. Там, где ты не ждал, приходит Христос; там, где ты начинаешь отчаиваться, Господь неожиданно появляется и удивляет тебя. Вспоминаю, что на Святой Горе Афон один подвижник сказал мне: – Я, особенно за последние три года, утратил ощущение Бога, не чувствую Христа. Раньше чувствовал Его. Он внезапно пришел, и так же внезапно Господь пожелал меня оставить. Для чего? Чтобы я научился Его любить без того, чтобы Он давал мне ощущение Своего присутствия, чтобы любил Его, веруя; чтобы я просто верил, несмотря на то, что подвизаюсь, не чувствуя многого, что душа моя иссохла, стала похожей на пустыню, на Сахару. Я как пустыня тут, где живу, на Святой Горе. Я подвизаюсь, но у меня нет ни одной слезы, я молюсь и чувствую, что Господь не дает мне того, что давал. Однако Он Бог, и я не могу вложить Бога в свою схему. Если хочет, Он придет, и когда хочет, тогда придет. Спустя какое-то время снова пришел этот Божий дар, хоть я вел ту же борьбу. Господь знает, как и что, во всяком человеке. Иной постится много и не чувствует ничего, а другой может есть и славить Бога, пить и спать, но Бог может подавать ему богооткровенную любовь. Дух дышит, где хочет, Святой Дух, Христова благодать и Его присутствие направляются туда, куда Он Сам хочет. Когда мы почувствуем Господа, мы поймем Его и перестанем спрашивать, существует ли Христос, потому что лично будем ощущать Его. А о том, что существует, ты уже не спрашиваешь, существует ли оно. Никто не спрашивает о своей матери: «Существует ли моя мать, она ли моя мать, она ли это?» Он это чувствует, у него есть внутреннее извещение и убеждение, он ощущает это своими клетками, своим дыханием, что это мать к нему прикоснулась, что она его мать. Это его отец, это его братья, это его дом. Когда Христос станет нашим домом, когда Он станет нашим пространством, нашим Человеком, нашим Другом, Господом и Богом нашим, тогда недоумения исчезнут, и на их место придет огромное удивление. Придет бескрайнее славословие, мы будем чувствовать Господа и радоваться, что в Афинах, посреди этого движения, автомобилей, деятельности, в своей повседневной жизни мы живем вечным, абсолютным, совершенным, превосходным, и тогда мы поймем, для чего Бог привел нас в мир, – именно для того, чтобы мы Его познали и полюбили. Не существует другой причины жить по 90–100 лет на этом свете, все остальные причины – это вспомогательные ступени, вспомогательные способы, чтобы привести нас к этой конечной цели. Если хотите, чтобы я убедил вас в том, что говорю, то посмотрите, сколько продолжается всё, что мы считаем целью. В какой-то момент это проходит и оставляет нас. А Христос и Его любовь никогда не прекращаются, потому что Он – Цель, Он – абсолютное Благо, совершенный Дар. Да даст же нам Господь этот дар, будем простирать руки, ища этого дара. Пусть наши руки будут такими чистыми и такими пустыми, чтобы они могли преисполниться этого дара и чтобы мы могли удержать его, чтобы чтили его и передавали миру с любовью ко всем. Пресвятая Богородица сказала старцу Парфению в видении, что стать монахом значит освятить себя ради всего мира, стать святым. Что значит святым? Посвященным Христу: чтобы, что бы ты ни делал, чувствовать Христа – к своему бескрайнему счастью и в благословение всего мира. Когда ты свят, когда ты чувствуешь Христа, ты получаешь от этого пользу, но точно так же ты – великое благословение для мира, великий дар земле. Ты невидимым и видимым образом оказываешь пользу всем – что Бог ни призовет тебя делать в жизни.

07:51:31 28.12.2017

Боль Часть 2.

Измени свой взгляд на жизнь Одна молодая женщина, которая хочет замуж, говорит: – Как мне выйти замуж, отче? Этого никогда не случится, я всегда буду испытывать одну только боль. – Почему ты так говоришь? – Потому что никогда не слышала добрых слов от родителей. Потому что, когда была маленькой, мать говорила мне: «Да-да! Ты всю жизнь будешь такой! Никчемной! Тебя никто не возьмет такую!» Она слышала это сотни раз, впитала в себя и поверила в это. И когда что-нибудь притеснит ее по жизни, она сходит с ума, не может противостать этому, не верит, что имеет на это силу. Поэтому я вам и говорю, что наш дух и вера имеют большое значение в том событии, которое называется болью. Вопрос не в боли, а в том, как ты ее встречаешь. Каким оком на нее смотришь. И Христос тоже прошел через боль, но смотрел на нее с огромной надеждой, силой и верой. Не потому, что Он был Бог, а потому, что имел сильную связь с Богом. Так же как и святые, которые были такими же людьми, как и мы, и также испытывали боль. Они тоже прошли через такую же боль, что и ты, но смотрели на боль по-другому. Они смотрели на то же самое событие и говорили: – Это наступает, но не для того, чтобы я рухнул. Это не пропасть, а ступень, я шагну на нее, чтобы подняться выше. На это же самое смотришь и ты и говоришь: – Я рухну. Это связано с тем, как меняются в тебе помыслы. Поэтому будьте очень осторожны со своими помыслами: оттуда начинаются все проблемы, с наших мыслей. Наши мысли измучивают нас колоссально, они делают нас больными еще прежде, чем заболеем, и ты мысленно испытываешь более страшную боль, чем это реально бывает. Идешь к стоматологу, садишься в кресло минут на 20 и уже испытываешь боль. Однажды я вскрикнул еще до того, как зубной врач стала работать у меня во рту. Она спросила меня: – Почему ты крикнул, тебе что, стало больно? – Нет, но станет! Я готовлюсь к этому! – Подожди, когда станет больно, и тогда кричи! Чего ты кричишь, если еще не заболело? Да, есть такое в нашей жизни, хнычем мы много. Мы как греки, как народ, легко поддаемся эмоциям и тут же начинаем плакаться: «Ой, мне стало больно; ой, я не вынесу!» Не будет тебе так больно, как боишься. Ты справишься. Ты сможешь, потому что ты не один, а со Христом. Как с этим справляется столько людей на свете? И в этом твоя сила – сила не в том, чтобы пойти к какой-нибудь мироточивой иконе и произошло чудо. Потому что, скажу я вам, тысячи страдальцев идут к святым иконам – мы к ним, естественно, благоговейно прикладываемся и любим их, но сколько из пришедших выздоравливает? Двое-трое. А тысячи остальных получают силу выдерживать боль и смотреть на нее другими глазами. Вот каково чудо от иконы. Некоторые исцеляются телесно и полностью, а у других укрепляется и исцеляется душа. И это важнее – изменить свой взгляд. Важно не просто исцелиться от болезни, а увидеть жизнь по-другому. Потому что мы бываем очень здоровыми, но неблагодарными, не радуемся жизни, не говорим: «Слава Богу!» – и не чувствуем себя счастливыми. Когда мы заболеем – начинаем плакаться, но и сейчас, когда у нас всё в порядке, мы всё равно не говорим: «Слава Богу!» Поэтому главное чудо, бывающее при боли, – это не просто выздороветь, а увидеть жизнь по-другому, посмотреть на жизнь другими глазами, и прежде всего – с благодарностью за то, что у тебя есть, а не жалея о том, чего нет. Чтобы ты сказал: «Спасибо за то, что я дышу, что живу, что здоров». Спросили об этом одного батюшку из афинского монастыря, служившего в онкологической больнице св. Саввы. Как-то отцы решили рассказать о чудесах, которые видели в своей жизни. Пришел и его черед, и он сказал: – Да, я видел чудеса в больнице. Некоторые выздоравливали по молитве, после молебна к Пресвятой Богородице и т.д., но самое великое чудо я видел в тысячах людей, не выздоровевших, но умерших. И в них я тоже увидел чудо. Его спросили: – В чем же тут чудо, если они умерли? – Я видел чудо в том, как менялись их мысли. За пять дней до смерти они целовали тех, с кем по три года не говорили. Видел чудо в том, как слезы текли из глаз тех, кто никогда в жизни не плакал. И так они умирали, и много других примеров было. Ведь чудо не в том, чтобы просто жить, а чтобы жить на духовной высоте. А она иногда может скрываться в боли и даже в смерти, да, даже в ней. Пусть эта смерть оставит после себя что-нибудь красивое, и вот, твой ближний умер, а ты говоришь: «Он отошел на тот свет, но я ощущаю в душе сладость и любовь. Мы полюбили с ним друг друга как родные, расцеловались, поплакали». И это оставляет что-то. А если вы ждете других чудес после смерти, то их не бывает. Кто выздоровел благодаря чудотворной иконе, тот через несколько лет всё равно умрет. Святой Лазарь хоть и воскрес, но впоследствии тоже умер. Вопрос не в том, чтобы какой-нибудь мертвец воскрес или больной выздоровел, а в том, чтобы человек стал жить с чувством благодарности и радости. Поэтому вложите радость в свою жизнь, пока вы здоровы. И возлюбите тех, кто болен по-хорошему. Когда благодаришь Бога, ты отгоняешь от себя боль и ропот в любой болезни и страдании. Благодарность – это щит, не позволяющий Богу посылать нам больше боль, потому что Он говорит: – Это Мое творение испытывает благодарность. Этот человек усвоил урок жизни. Больше нет смысла посылать ему боль. Потому что цель боли в том, чтобы научить тебя ценить Божий дар. А если ты ценишь его до появления боли, тогда ей незачем приходить. Для многих людей она посылается как колокол. Когда же ты благодарен Богу и славословишь Его, и, независимо от того, испытываешь боль или нет, благодаришь Его и говоришь: «Благодарю Тебя, Боже мой!» – то, когда говоришь «благодарю», всё меняется. И ты после этого уже начнешь смотреть на всё другими глазами. Я видел людей, которые несли невыносимый крест. И обращаешься к ним, а они отвечают так хладнокровно, что диву даешься: где они находят силу? И наоборот. Знаешь, что делает ропот? Он показывает нам всё в еще более мрачных тонах. Мы пристрастились, как наркоманы: как они не могут без наркотиков, так и мы не можем без проблем. Мы хотим, чтобы у нас что-нибудь болело и чтобы мы всё время жаловались независимо от того, есть ли на что жаловаться или нет. Но я не говорю о тех из вас, у кого имеется серьезная проблема: когда у кого-нибудь дома лежит раковый больной, то это не что-то воображаемое, а настоящая проблема, но некоторые из нас испытывают боль без того, чтобы на то была серьезная причина. Старец Паисий страдал от рака, старец Порфирий тоже, они умерли от такой болезни, но развеивали свои помыслы, связанные с болью. Если ты предоставляешь себя помыслам, то сходишь с ума. А если сопротивляешься – воскресаешь. Старец Паисий лежал в больнице, прикованный к постели, подключенный к аппарату, весь в проводах, и его спросили – вы только послушайте вопрос, прошу вас: – Как вы себя чувствуете, отче? Интервью! «Как вы себя чувствуете?» Человек умирает, а кто-то его расспрашивает, чтобы сказать потом, что он говорил с ним – при такой-то боли. И он ответил: – Дитя мое, да как я себя чувствую? Как космонавт! Он одаривал их радостью, а сам страдал от рака. И так они уходили от него, больного, получив силу, потому что он изменял их ум. А я бы на его месте сказал: «Разве ты не видишь, как я плох? Я доходяга! Это меня душит, от этого укола больно!» А он что сказал? «Как космонавт!» На одно и то же можно смотреть разными глазами. Многие ходили к старцу Порфирию в Оропос[1]. И когда я в последний раз видел его в 1990 году, он лежал на постели, страдая от множества болезней, и был слеп. Как же этот больной человек придавал нам сил, нам, по большому счету, еще более больным? Он переменял наши мысли. Не все из приходивших к нему выздоровели, но всем он переменил ум и душу. И в этом цель. Если вы заметили, Христос, Которого мы любим и обожаем, не изменил людей – в том смысле, чтобы, как по волшебству, изменился мир, потому что мы потом опять видим войны, болезни, скорби. И кто-то сказал мне в школе: – Отче, а Христос что сделал? Ведь в обществе опять всё плохо! В чем же перемена, которую внес Христос? И святые отвечают: – Христос дал нам кисть и краски, чтобы мы по-другому раскрасили жизнь. Жизнь такая, какая она есть. Но ты можешь превратить черноту в свет. Там, где начинаешь отчаиваться, – взглянуть другими глазами. И Христос это делает: Он вносит надежду, силу в душу, силу в сердце, Он вносит чудо. С больными часто происходят чудеса и исцеления, но чудо в душе может произойти и с тобой. Со всеми может произойти это чудо, когда меняется твое расположение, психология, терпение, сила и взгляд, каким ты смотришь на Бога. Не знаю, каким вы себе представляете Бога, но в любом случае Он с любовью находится рядом с нами. От любви нам часто тоже становится больно, но это, опять же, любовь. Бог и тебя любит, любит и ребенка, который болен. И в том, что твоя мать недавно умерла, ты не виноват. «Но я столько раз огорчал ее!» Все мы огорчаем. Попроси прощения. Сейчас тоже можно исправить ошибку. Ошибки прошлого исправляются молитвой и благим расположением. Не отчаивайтесь. Подавленность очень вредит здоровью – подавленные заболевают и стареют прежде времени. Если ты вынашиваешь в себе разочарование, отчаяние, неверие, тогда и тело заболевает. Понимаете? И тогда парикмахеры радуются. Женщина идет к ним, чтобы покрасить волосы, сделать макияж и чтобы косметические салоны получали прибыль и т.д. Всё это нужно, да, но надо вылечить проблемы нашей души, потому что если ты внутренне станешь здоров, то это проявится и внешне. А если ты внутренне чахнешь, то раньше времени заболеваешь и стареешь и это проявляется и на теле. В Евангелии говорится, что в одном городе Христос «не мог совершить там никакого чуда, только на немногих больных возложив руки, исцелил их» (Мк. 6: 5). Сам Бог не может совершить чуда, если ты не поверишь в Него. Надо верить и так молиться и о других – с верой в исцеление, а не с верой в неудачу, смерть и болезнь. На Святой Горе кто-то сказал мне: – Когда молишься о ком-нибудь, чтобы он выздоровел, не молись, чтобы Бог Сам пришел и подал ему что-то, чего у того нет, а молись, чтобы то, что вошло в него при Крещении – свет, Святый Дух, здоровье, благодать, сила Христа, – проявилось наружу. То есть благодать Святого Духа. Она существует внутри, ты в это целься, а не останавливайся умом на болезни, не думай о самом плохом, но о самом хорошем. Чтобы происходило самое хорошее. И если тело не получит пользы, то пусть хоть у души она будет. Понимаете? Это трудно, потому что меня зовут на соборование, а сами думают о смерти. Один родственник звонит в церковь, заказывает соборование, а другой – в похоронное бюро. И я говорю: – Зачем же вам соборование, если вы звоните в похоронное бюро? Вы верите, что может произойти хорошее? – Ну, давайте сделаем и то и то! Чему же в итоге придает больше значения наша душа? Вере в исцеление или вере в неудачу? Это значит, что мы нуждаемся в укреплении нашей личной связи с Богом. Мы нуждаемся в погружении в покой и тишину, существующую в нас, там, где пребывает и совершенное здоровье, – в нашу сердцевину. Послушайте, что я скажу. Даже у самого тяжелого больного в сердцевине души есть точка, где существует необъятный покой, счастье, здоровье и благословение от Бога, – ее мы должны достигнуть. Мы утратили связь с этим центром и всё время находимся на поверхности, не в центре, а в своем уме с мыслями, сводящими нас с ума. Когда мы попадем в этот центр, мы обретем большую выносливость в жизни, а также спокойствие. Там к тебе не может приблизиться никакая болезнь, никакое разочарование. Это то, что имел Христос. Он был в соприкосновении с Богом, с Его внутренним состоянием, и поэтому на Елеонской горе, когда пришли, чтобы схватить Его, Он был так спокоен – потому что Он не был в соприкосновении с окружающим миром, но с Богом в молитве и со Своей душой. И Он спросил их: – Чего вы хотите? Кого ищете? – Иисуса Назорея. – Это Я, – спокойно ответил Он (см.: Ин. 18: 4–8). Он знал, что умирает, но был в глубоком соприкосновении с Богом и Своим сердцем, с тем, что Ветхий Завет называет «глубоким сердцем» (см.: Пс. 63: 7). Глубже, чем боль, в нас находится умиротворение, а мы живем в боли и тяготе. Если сможете совершить этот дайвинг в глубины души, вы будете хладнокровны и вас не будет охватывать паника. Остерегайтесь паники при проблемах. Она никуда не ведет. Вы скажете мне: – Ты говоришь нам это, когда у нас всё хорошо, но в минуту паники уже бывает поздно. В тот час, если можешь, будь готов, чтобы тебя не захватило то, что сокрушает и расстраивает тебя. Это говорит авва Дорофей: в бурю вместо того, чтобы волны тебя захлестнули и ты утонул, лучше нырнуть под волну. Пока не пройдет. Погружаешься на дно, где покой, и волна проходит ... можете возносить такую молитву, которая была бы не просто: «Я читаю брошюры страница за страницей, вычитал повечерие, но не почувствовал ничего. Молился по четкам, но ничего не ощутил, совершаю правила и ничего не чувствую», – а чтобы мы делали всё это и наша душа коммуницировала с нашим внутренним, чтобы я успокоился и сказал: «Я достиг той точки во мне, где есть здоровье, свет, Божия благодать», – тогда, что бы ни случилось, будешь смотреть на это другими глазами. Хочешь помочь своей семье? Помоги себе. Делая это, ты помогаешь и близким. Когда в доме есть больные, а мать духовно трезва и спокойна – это самая большая помощь дому. А если ты нервный, ты помочь не сможешь, ты только ухудшаешь положение дел своими нервами. От криков и воплей бывает только хуже. Поэтому нам надо поработать над своей душой в том, что касается доверия к Богу, спокойствия, чтобы умиротвориться и начать отличать истинные проблемы от мнимых.

09:01:49 19.12.2017

Боль Часть 1.

Наша душа нуждается… в боли Когда боль стучится в дверь, когда боль не просто в книгах, проповедях и беседах, а приходит и переворачивает твой дом, твою семью – вот о чем мы будем говорить сегодня. У нас в Греции есть такое выражение: «Мне хочется, чтобы ты был здесь, мой друг!» Говорить – это хорошо, но что делать, когда и в мою дверь постучится боль? Как выдержать тогда, как выстоять на ногах и не сломаться? Это очень трудно, а для многих – невозможно. Боль никогда не бывает приятной. Никто не переносил боль с удовольствием – боль вынуждает душу страдать, мучиться. Боль неприятна, но полезна. Пользу боли понимаешь, не когда тебе больно, а когда пройдет года 2–3–5 и ты оглянешься назад, на свою жизнь. Тогда ты увидишь, что из этих тяжелых лет получилось нечто прекрасное в твоей душе: стал крепче, научился любить, простил, поплакал. Некоторые в первый раз в жизни заплакали, когда испытали боль. Мы говорим сейчас не о привычной головной боли, а о болезнях, переворачивающих всю жизнь. Готовиться к свадьбе и вдруг узнать трагическую новость о своем здоровье или здоровье любимого человека. Земля уходит тогда из-под ног, ты сходишь с ума и говоришь Богу: «Боже мой, зачем Ты делаешь это? Почему Ты сделал это со мной?» Кто из нас хоть раз не говорил Богу «почему»? Все мы в какой-то момент восклицаем: «Ну почему, Боже мой?» И не надо отчаиваться из-за того, что мы говорим это, потому что мы люди и продолжим так говорить. У пророка и царя Давида в псалмах много таких молитв: «Боже мой, зачем Ты меня оставил? Почему забыл обо мне?» Почему Ты меня ранишь, меня не жалеешь, ну что Ты за Бог? Это пишет мне каждый день одна девушка, у которой умер отец. Она из Кипра и каждый день шлет мне по электронной почте только одну фразу: «Почему Бог сделал это со мной?» А потом: «Почему Он не услышал мою молитву? Зачем мне понимать, что схожу с ума?» На эти вопросы мне, к сожалению, нелегко ответить. Когда в минуту боли кто-нибудь заявляется, чтобы прочитать тебе проповедь, провал ему обеспечен. В минуту боли человек не хочет ни проповедей, ни обилия советов, он не хочет, чтобы ему говорили массу слов, потому что ему от этого хуже. В минуту боли хорошо, чтобы кто-нибудь побыл рядом, чтобы он просто сел и поплакал вместе с тобой. Кто-то сказал мне: – Пойду домой к такому-то, – а у того был траур. – Что сказать ему, отче? Дай мне какой-нибудь добрый совет, подкинь хорошую идею. Я сказал ему: – Не говори ничего. Ты просто сядь там и дай ему говорить, дай ему излить свою боль. Некоторые люди в минуту боли произносят жуткие слова. Я не говорю, что это хорошо, но у них есть оправдание: им больно! Есть люди, которые, пережив сильную боль, утратили веру, и жизнь их надломилась, поскольку они верили в такого Бога, Который устроит для них всё идеальным образом. Они говорили мне: – Я стал ходить в церковь, и вот: через три года умирает мой любимый человек! Что же Этот Бог дает мне? Признаюсь, я тоже вместе с вами недоумеваю и вместе с вами ломаю голову, и я вместе с вами стучусь в дверь Бога и говорю Ему: «Боже мой, если можно, дай мне объяснение. Я не могу объяснить себе, как такое может быть». В прошлую субботу я ходил на похороны одного моего знакомого, который очень помог нам с фресками в исихастирии[1], у него очень хорошая семья и прекрасные дети, благословенный человек. Проснулся он утром, пошел попить воды, жена сказала ему, чтобы накинул куртку, потому что на улице холодно. Вернулся в дом, лег и умер. Жена даже не поняла, что произошло. Пошел я на похороны и, когда глянул на него, меня пронзило такое недоумение: ну почему в этом мире есть боль? Как объяснить, что 60-летний человек просто так уходит из жизни? Как объяснить, что ребенок заболевает, и что должна ему сказать мать, когда ему всего 4 года, а у него лейкемия, боли, неудобства, проблемы, волосики выпадают, он не может есть, плачет, ему больно? А что может сказать сам ребенок? Что может сказать мать? Да что можем сказать вообще мы все?! Не знаю, поняли ли вы это, но боль присутствует в нашей жизни. Кто думает, что проживет всю жизнь без боли, тот ошибается. Всё на этом свете колеблется между радостью и скорбью, болью и удовольствием, улыбкой и плачем, счастьем и бедой. Нет иного пути на этом свете. Природа стенает и терзается до сих пор. Весь мир стенает и терпит боль. Чтобы проклюнулся цветочек, сначала должна лопнуть почка, и это лопанье доставляет боль. Чтобы родился младенец и ты возрадовалась, ты кричишь от боли. Боль и радость всегда идут рука об руку. В жизни нет ничего, что не было бы отмечено этой печатью боли. Единственный способ подружиться с ней, примириться – это проглотить то, чего не исправишь, и понять, что тебе придется пройти этим путем, как прошли им твой отец, мать, дед, бабка, весь род человеческий, миллионы людей. Все испытывали боль, и я буду испытывать боль и уже испытал ее. И ты испытал боль. И мы опять будем испытывать боль. Вопрос в том, чтобы из всего этого вышло что-нибудь хорошее, чтобы мы не страдали без толку и не было так, что боль не принесла ничего хорошего нашей душе, чтобы нам просто было больно и мы плакали, что само по себе ни к чему хорошему не приводит. Вопрос в том, чтобы вышло что-нибудь прекрасное, чтобы мы возлюбили друг друга благодаря боли, соединились благодаря ей, сдружились с теми, с кем не разговариваем, благодаря боли. У меня были соседи, которые не говорили друг с другом. Первый умер, и сейчас смотрю я на другого, который живет с женой, и вот идут они, а меня так и подмывает спросить их – я этого, конечно, не делаю, потому что он может сказать мне в ответ что-нибудь резкое, но мне так и хочется спросить их: ну что, а сейчас вы довольны, когда он умер? Вы же все эти годы не разговаривали. Человек умер. Так что же получилось в итоге? Вы за всю свою жизнь так и не смогли постигнуть великую тайну, которая называется любовью. Единство, дружба, объятие, поцелуй – это тайна. Как говорила о своем муже одна женщина: «Мой муж был самым плохим на свете, самым резким, нервным, вспыльчивым, пока не грянула серьезная болезнь и мало-помалу не превратила его в овечку. И я опять полюбила своего мужа, потому что он меня опять полюбил в своей болезни». Боль смягчает. Но боль может сделать и более жестким. У каждого по-разному. Кто-то переносит боль и становится резче и холоднее, а другой смягчается и становится подобен ребенку. Это тайна. Каждая душа – тайна. Я не знаю, как тебя, но меня боль сокрушает, смиряет, исправляет, до известной степени. Нет ответа на вопрос, почему существует боль. Вопрос в том, чтобы из нее вышло что-нибудь хорошее. И поэтому не сердитесь на тех, кто в сердцах наговорит вам от боли всякого, не трогайте их в эту минуту, пусть выскажут всё, что хотят, сядьте рядом, возлюбите их и поддержите. Кто-то спросил монаха: – А ты тоже испытываешь боль, отче? Это было на Святой Горе Афон. И тот ответил: – Испытываю боль. А что, дитя, я не такой? Разве не все испытывают боль? Как вы, так и я испытываю боль. Никто не избежал скорбей в жизни. Так ты понимаешь, что ты тоже – часть мира сего и всего человечества. И потом тебе становится легче возлюбить Христа. Однажды я спросил себя: а почему мы все так любим Христа? Священников иногда да, иногда нет, но Христа любят все. Почему? Потому что Христос пострадал, Он был распят – а хуже этого Ему уже ничего не сделаешь. С Ним произошло самое худшее. Он распялся, испытал боль, умер за нас. А почему святые притягивают нас? Потому что они тоже страдали. Это тайна. Боль притягивает и единит тебя с другими страдающими людьми, и ты понимаешь, что тебе нечего делить с братом своим, с самим собой. Боль соединяет нас с другими. Это великое благословение – испытывая боль, иметь компанию и не сидеть одному. Чтобы рядом кто-нибудь был, кто сказал бы тебе пару слов. Выслушал тебя. Сказал что-нибудь. Один человек сказал мне вот что: – Отче, я больной человек, у меня никого нет. Но у меня есть комнатная собачка, и поскольку никто со мной не говорит, то я иногда рассказываю ей о своих проблемах. Хоть она и собачка, но доставляет ему утешение. Человек не в силах переносить боль и оставаться один, это трагично. Ты мученик. То есть если у тебя нет человека, который бы тебя выслушал и укрепил, ты достоин удивления: как ты это выносишь? И некоторые из вас и являются такими людьми: несут огромный крест, и не с кем поделиться им, как Христу. Ему помог святой Симон Киринейский не из-за того, чтобы Христос нуждался в физической помощи. Он и на Елеонской горе что сказал Своим ученикам? – Что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение (Лк. 22: 46). Я сейчас молюсь, но хочу, чтобы вы тоже были со Мной. Ученики Его заснули, как и я заснул бы вскоре, да, наверное, и ты, а Христос говорит: – Не могли бы вы сегодня не спать и побыть со Мной, испытывающим боль, чтобы Я не страдал один? Бог хотел любви, любви и заботы. Чтобы у кого-нибудь душа болела за тебя – это великое дело. Иначе ощущаешь боль, когда кто-нибудь тебя укрепляет и когда никто не поддерживает и не понимает. Это сказал мне один человек: – Если бы хоть кто-нибудь меня понял! Я страдал, но если бы хоть кто-нибудь меня понял! Страшное и таинственное дело – эта боль в жизни. Скажу вам кое-что, и если сможете это понять, то это будет огромный шаг в вашей духовной жизни. Какая бы боль ни входила в нашу жизнь, душа из нашей внутренней глубины устремляет моление к Богу, чтобы Он послал нам какое-нибудь маленькое испытание, дабы мы шагнули вперед, освятились и духовно созрели. То есть боль – нечто такое, в чем нуждается наша душа. В боли плодоприносят совесть, благословение, радость и зрелость человека. Приведу вам пример. Когда молишься и говоришь: «Боже мой, молю Тебя: помоги мне освятиться, помоги войти в рай, обрести радость в жизни», – ты словно говоришь Богу: «Боже мой, научи меня» – не «накажи», а «научи меня», то есть «помоги мне научиться, чтобы я продвинулся вперед». Ученик в школе не может сказать учителю: «Я хочу стать отличником!» – и чтобы учитель принялся баловать его для этого. С того момента, когда ты скажешь: «Научи меня», – ты словно говоришь ему: «Употреби любой способ, который считаешь правильным, лишь бы я преуспел, лишь бы стал делать шаги вперед». А шаги – это и значит, чтобы Бог послал тебе человека, который сделает так, чтобы тебе стало больно. А почему? Потому что это ответ на твою молитву. Но это, однако, не наказание. Здесь кроется большая ошибка, которую делают все. Мы думаем, что Бог нас наказывает, мстит нам: мол, ты плохой человек, ты что-то сделал, и сейчас Бог послал тебе такую-то боль, чтобы ты был наказан и заплатил за это. Это ошибка. Бог нас не наказывает, потому что Он попросту не может наказывать, Он – любовь и только любит. У Него нет «психологических проблем», чтобы наказывать, гневаться и мстить. Это наши проблемы. А Бог только помогает и говорит: – Из этой болезни выйдет что-то хорошее. А ты: – Да что Ты такое говоришь?! Разве возможно, чтобы из этого вышло что-нибудь хорошее? Чтобы из какой-то болезни, рака, лейкемии вышло что-нибудь хорошее? И Бог отвечает: – Не сегодня. Я смотрю не на твою сегодняшнюю жизнь: ты же будешь жить и потом. Я смотрю на твою жизнь издалека. Ты изменишься благодаря этому, окрепнешь, созреешь, станешь зрелым и духовным человеком. Другого пути не существует. Мы должны знать, что то, чего мы хотим, Бог даст нам по-Своему и Его способ нас потом удивит. Многим женщинам в молодости хотелось прожить свою жизнь в радости, однако они повыходили замуж и теперь твердят, что муж их мучает. И говорят: – Да, хотела я одного, а Бог мне дал другое. А ты что хотела, чтобы Он тебе дал? То, чего искала ты, не приходит иначе как через невзгоды. Когда я скажу Богу: – Боже, дай мне терпения! Сосед сейчас приедет и припаркуется там, где паркуюсь я каждый день, и выведет меня из себя. И Бог говорит: – А как же ты научишься терпению, если не через противоположное? Через искушение, через проблему, через испытание – только так ты научишься терпению. Он припарковался, и теперь ты описываешь круги, ища себе места для парковки. И Бог говорит тебе: – Ты не можешь этого вынести? А разве ты не этого хотел – терпения? Проявляй же теперь терпение! Бог не играет нами, мы не пешки в Его руках, чтобы Он нами играл. Это, к сожалению, большое заблуждение, которое вошло и в Церковь, когда мы думаем, будто Бог нас наказывает. Очень многие чувствуют себя виноватыми, когда страдают от боли или ребенок у них заболеет, и говорят: – Это из-за меня, это по моим грехам ребенок заболел. Бог не такой. Бог не играет с болью людей. На тебе нет вины в том, что происходит, это не ты виноват. Если мы поймем это, то расслабимся, успокоимся, глубоко вздохнем и скажем: – Боже мой, если я не виноват, то хотя бы дай мне малое объяснение, малую силу, чтобы я выдержал то, с чем столкнулся в жизни и испытываю боль. Научись ходить своими ногами; от боли ты встанешь на ноги. Есть люди, которые испытали огромную боль, и от этого стали сильными, и потом говорят: – Что бы со мной ни случилось, уже ничего не сможет меня прогнуть. После того, как я прошел через болезни, смерть и многое еще, теперь, что бы ни случалось в моей жизни, я встречаю это трезво и хладнокровно. Как говорится, я не слюнтяй какой-нибудь, я закалился в житейских океанах, бурях и штормах. Ты крепнешь в боли и осознаёшь силу, которую в себе скрываешь. У нас ведь есть огромная сила, и у тебя есть огромная сила. Просто мы, греки, гиперчувствительные, мы всё время жалуемся и боимся, что не сможем справиться с трудностями. Но ты сможешь, у тебя есть огромная сила. Сколько раз ты говорил: «Если со мной что-нибудь случится, я сойду с ума, я умру, я покончу с собой», – но, вот, ты живой, хоть и произошло то, о чем ты говорил. Нагрянула болезнь, но ты же выдержал. Значит, у тебя есть сила. Если мы поймем это, то встанем на ноги и обретем уверенность во Христе, и ты скажешь: «Я не жертва жизни, я справлюсь! У меня есть Бог, Который меня укрепит, у меня есть молитва. У меня есть Святое Причастие, есть исповедь, и всё это меня укрепит. Я смогу справиться!» Мы очень боимся боли, и поскольку не оцениваем себя правильно, то не верим в Божию благодать, которая в нас, и задыхаемся. Мы тонем в ложке воды, очень многие тонут в ложке воды. Естественно, некоторые утопают и в более серьезных проблемах. Ну хорошо, тех, кто утопает в серьезных проблемах, я где-то оправдываю, но кто тонет в ложке воды… Не знаю, надо ли вам так сильно бояться, когда жизнь уже показала, что и у вас имеются дарования, имеются способности? Однако это зависит от того, как мы росли: сделали ли нас крепкими, когда мы были детьми, чтобы мы могли выстоять по жизни. Некоторых из нас родители не сделали крепкими, и мы вышли в жизнь довольно запуганными. То есть если ребенок многократно не слышал от матери слов: «Радость моя, герой ты мой!» – добрых, а не эгоистичных слов, чтобы душа его окрепла, чтобы он почувствовал: «Да, я чего-то стою, я могу, у меня имеются дарования», – то этот ребенок выйдет запуганным в жизнь. При малейшей трудности, которая с ним случится: боли или несчастье, он сломается. Поэтому посмотрите на себя самих: какое воспитание вы получили, слышали ли добрые слова и говорите ли их детям, чтобы окрылить их душу? (Продолжение следует.)

08:56:41 19.12.2017

Что такое любовь Часть 2.

Любовь – это преодоление себя «Я люблю своего ребенка», – говорит одна мать. И пятьсот раз на дню названивает ему. «Я это делаю из любви, чтобы узнать, как у него дела, где он». Но это не так. На самом деле она просто не выносит, когда ее ребенок уходит от нее. Она не выносит, когда ее ребенок ускользает из ее поля зрения и открывается для собственной жизни. «А с кем ты? А почему ты задержался? А что это я слышу вокруг тебя? Кто это говорит? А кто та девушка?» Это чистой воды подозрительность и болезненное отношение. И, разумеется, никакая не любовь. Потому что любовь есть жертва. Это «я хочу, чтобы ты расправил свои крылья, я желаю тебе блага». «Ему должно расти, а мне умаляться» (Ин. 3: 30), – сказал святой Иоанн Креститель, когда увидел Господа. Я люблю Господа. И поскольку я люблю Его, меня не смутит находиться на расстоянии от Него. Потому что куда бы я ни направился, от Него исходит такой свет, что больше нет ни расстояния, ни тени. И я всегда буду пребывать во свете, покуда люблю Его. Поэтому я готов идти куда угодно и быть там, куда Он меня поставит. Я радуюсь Тому, Кого люблю. Я люблю Его, и пускай кажется, что я гасну и исчезаю. Я люблю Его и издалека, я чувствую это своим сердцем. Я оставляю место для другого, чтобы он мог дышать, мог двигаться и чувствовать себя свободным. Меня не задевает, если он беседует с другими. Меня это не подавляет, не смущает, я не ревную и не мучаюсь. А знаешь, как это действует на человека? Он больше станет любить тебя и не отдалится от тебя. Почему? Да потому что ты позволяешь ему это сделать. А когда ты даешь человеку возможность отдалиться, он этого не делает. Когда ты тащишь его к себе силой, настаиваешь, ты добиваешься противоположного. Понимаешь? Так случается в наших отношениях с разными людьми. Ты это видишь и на примере своих собственных отношений. Ты говоришь: «Я ревную моего мужа, я не могу, я страдаю…» Но если ты его любишь, то взгляни на себя. И сперва обрети свою собственную красоту, которая наполнит тебя ощущением безопасности и покоя. А потом научись любить своего мужа по-настоящему, молиться о нем и чувствовать то, что чувствует он. То есть постоянно спрашивать себя: «А то, что я делаю сейчас, это ему приятно? Вот то, что я сейчас ему докучаю, его утомляю, давлю на него, это ему приятно? То, что я становлюсь душепринудительницей (или принудителем), приятно моему мужу (или моей жене)?» Когда ты читаешь Евангелие, не читай его формально. Но постоянно спрашивай себя: а где в том, что сказано здесь, – я? Что имеет отношение к моей жизни? Христос говорит: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лк. 6: 31). Привнеси эту истину Христову в свою жизнь и задумайся: а тебе бы это понравилось? Тебе понравилось бы, к примеру, всякий раз, когда ты идешь погулять и пообщаться с другом, немного пожить своей жизнью, или идешь пройтись один, тебе бы понравилось чувствовать, что за тобой постоянно следят и в чем-то тебя подозревают? Зачем ты идешь туда? Почему ты меня оставляешь? Ты что-то недоговариваешь… Почему ты тайком разговариваешь по телефону? Почему ты отвернулся туда? Почему ты прервал свой разговор? Подозрения, подозрения, подозрения… Но таким образом ты ничего не добиваешься. Любовь и свобода всегда идут вместе. Скажи: «Я люблю тебя и предоставляю тебе свободу делать то, что ты хочешь». И человек тебе ответит: «Вот это настоящая любовь! Ты так относишься ко мне, что я хочу быть с тобой, потому что ты меня уважаешь!» Во всяком случае, Бог поступает именно так. Он уважает нас в каждый миг нашей жизни. Он предоставляет нам свободу передвижения. И не мстит нам. Он позволяет тебе совершить твой грех, отдалиться от Него, и что Он говорит тебе? Каждый день восходит солнце и светит всему миру! Солнце – это любовь, правда же? Каждый день, когда восходит солнце, Господь словно снова говорит тебе: «И сегодня опять Я полон любви к тебе. Я дарю тебе новый день. Не просто для того, чтобы ты съел свой завтрак и начал день в радости и так далее, но для того, чтобы ты принял это и задумался: то, что я жив и сегодня, означает, что Господь любит меня». Меня. Меня, который вчера утопал в своем эгоизме, злобе, ревности, мстительности, любопытстве, осуждении. Я соделал многое, что удовлетворяло мой нарциссизм, мое себялюбие, мои пороки. И несмотря на это, Христос снова воссиял Свое солнце, и я увидел свет и новый день! Что всем этим говорит Христос? «И сегодня снова Я люблю тебя. Пускай вчера ты был тем, кем ты был. Но сегодня Я даю тебе возможность сделать свой выбор снова». Христос говорит: «И когда идет дождь, он не различает и падает на добрых и на злых». Он орошает всех. Он орошает все дома, все луга. Дождь падает на всех и на все. Ты видишь? «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6: 36). То есть имей милосердие, сострадание и любовь ко всем, доброту и понимание. Какие замечательные это качества! Любовь никогда не ранит Однажды ты мне сказал: «Я ранен любовью. Я полюбил и был ранен». Я не знаю, помнишь ли ты, что я тебе ответил? Не от себя, но из своего жизненного опыта и из того, что прочел и видел: любовь сама по себе не ранит никогда. Любовь – это жизнь. Любовь – это свет и дыхание нашего сердца. Это мощная циркуляция крови. Когда ты любишь, то ощущаешь, как кровь приливает в твой мозг, в твое сердце, в твои клетки. Ты наполняешься жизнью, когда любишь. Любовь не ранит тебя. И несмотря на это, я верю тебе, когда ты говоришь, что «ранен». Но не любовью. А несбывшейся надеждой на то, что и тебя полюбят, когда полюбил ты, на то, что и ты будешь вознагражден взаимной любовью. Поэтому ты был ранен, ожидая того, чего не получил. Этим ты и был уязвлен. Когда же ты поймешь, что любовь, истинная любовь, не просит, не ждет воздаяния, тогда ты не станешь так огорчаться. Ты будешь спокоен и в том случае, если получишь воздаяние и если его не получишь. Если твоя любовь окажется взаимной, тебе непременно будет радостно и хорошо (и, разумеется, это лучший вариант!). Но если она останется безответной, ты тоже не станешь страдать. Я не имею в виду, что нужно быть бесстрастным, безразличным и твердым как камень. Я не хочу, чтобы тебе не было дела до того, любят тебя или нет. Ты человек, а человеку естественно радоваться, когда его любят. К примеру, ты приготовил вкусную еду и хочешь, чтобы тебе сказали: «Как вкусно!» Ты радуешься не только тому, что тебя похвалили за приготовленное кушанье, но чувствуешь, как под этим предлогом – благодарности за еду – еще и любят тебя. Через еду ты просишь любви, хочешь дать, чтобы получить. И, не получая благодарности, страдаешь. Это случается часто и по многим поводам. «Ты видишь, он на меня не взглянул! Смотри, он со мной даже не поговорил! Жаль, он не ответил, значит, он меня не любит!» Что происходит? Почему ты так остро ощущаешь боль, когда тебя никто не любит? Я думаю, потому, что мы еще не почувствовали себя любимыми Богом. Если бы мы постоянно чувствовали ласку, прикосновение Христово к нашему сердцу, все было бы иначе. Представь сейчас в уме, в сердце как некую умозрительную схему, что твое сердце держит в Своих руках Христос. Или что Христос прикасается к тебе Своими руками, к твоему сердцу, непрерывно ласкает его. Ласкает нежно и говорит: «Я здесь, Я здесь. Я тебя люблю, люблю. Я тебя принимаю. Я говорю тебе, что ты ценен для Меня, потому что Я даю тебе эту ценность, ведь Я сотворил тебя. Я забочусь о тебе. Я очень люблю тебя и от всего сердца хочу поддерживать тебя в жизни, давать тебе и дальше все те дары, которые даю. Я постоянно рядом с тобой, постоянно». Ты можешь это почувствовать? Когда ты почувствуешь, что все это исходит от Христа и питает твою душу, что ты возлюбленный Им человек, любимое творение Божие, тогда ты гораздо больше будешь насыщаться любовью, твоя душа преисполнится, а сосуд твоего сердца перельется через край! И тебя уже не будет волновать, дарят ли другие тебе любовь и признание, чтобы этим наполнить душу. Твоя душа уже будет наполнена. А когда люди станут проявлять к тебе любовь, ты скажешь: «Я вам очень благодарен», ты будешь рад братской любви и общению с другими. Ты будешь наслаждаться общением, теплым взглядом и поцелуем другого, его объятием. Ты будешь радоваться всему этому, потому что ты человек. Но у тебя появится чудесная возможность и привилегия не смущаться, когда тебе любви не дадут. Потому что твое сердце и твой ум будут прикованы к исключительной ценности, которую дает тебе Христос! И ты услышишь в себе голос Христа, Который говорит тебе: «Я люблю тебя. Я люблю тебя». Твой Творец, твой Создатель, Бог, Который совершенно бескорыстен, Христос, любовь и искренность Которого в Своем отношении к нам несомненны, Который может нас спасти и нас животворить! Ты хочешь, чтобы люди любили тебя, потому что ты человек. Ты справедливо этого хочешь. Но не жди многого от их любви, потому что в какой-то момент она закончится. В какой-то момент другой устанет. Твой муж встает утром, идет на работу, и ты теряешь его на долгие часы. Одни молодые люди, которые только что поженились, сказали мне: «Ах, как нам не хватает любви! Мы расстаемся, встречаемся поздно вечером, весь день мы порознь». Ты видишь? Любить и ощущать любовь другого, разумеется, можно, но непрестанно ощущать общность, которая дает тебе ценность, без Бога невозможно. А тут Сам Бог весь день и всю ночь рядом с тобой и тебя животворит. И когда ночью ты просыпаешься и жаждешь нежности, теплоты, ты хочешь поговорить, ты видишь рядом с собой своего мужа, ты видишь жену, но ты не можешь разделить с близким человеком твое чувство, потому что он или она спит. Но вот проходят минуты, и ты решаешься разбудить того, кого любишь. Ты спрашиваешь: «Скажи, ты меня любишь?» И слышишь в ответ: «Ты что, с ума сошла, посмотри на часы! Посмотри, сколько сейчас времени, а ты спрашиваешь, люблю ли я тебя! Ну хорошо, люблю, люблю, только давай уже спать! Мне в семь утра вставать!» Ты видишь? Он тебя любит, но не может тебе этого сказать, если ты разбудишь его в два или в три часа ночи. А Господь говорит тебе о Своей любви всегда. Любовь Бога – это та любовь, которая дает тебе ценность, она постоянно присутствует в твоей жизни. Когда хлопает дверь, когда твой муж говорит тебе «Пока!» и уходит, или ты прощаешься с ним и закрываешь за собой дверь и уходишь из дома, и идешь на работу, и отправляешь детей в школу, эта любовь и эта ласка все время пребывают с тобой. Если бы ты это чувствовал, то ощущал бы себя царем. Богатым властителем и важным человеком, исключительной личностью. Не эгоистически, но с чувством, что «я дитя Небесного Царя! Я дитя Бога и творение любви Христовой. Я имею ценность. И если все будут плевать в меня, станут меня ненавидеть, будут желать мне зла, мой Бог, Он все равно любит меня. Меня любит Тот, Кто достоин того, чтобы меня любить. Тот, любовь Которого несомненна и истинна, она держит меня в этой жизни и дает мне жизнь». Если ты поймешь это, то не будешь столь легко раним, не станешь переживать понапрасну. Ты обратишь свой ум к возлюбленному Господу, возлюбленному Христу. Ты ощутишь любовь Христову в своем сердце, и никакая человеческая любовь не смутит тебя. Если тебе ее дадут и если тебе ее не дадут. Знаешь, как это прекрасно! И тогда произойдет чудо: ты начнешь привлекать и человеческую любовь тоже. Потому что станешь человеком свободным. Ты не будешь больше нервным и докучливым, взвинченным и подавленным. Ты будешь приятен всем. Без риска нет любви Я знаю одну мать, которая очень любит своих детей. Ей так их недостает рядом! Но у одного есть мотоцикл, и он все время пропадает из дома, поздно возвращается. Другой путешествует. Третий ездит в паломничества. Еще одна дочь хочет одного, другой сын делает другое… Эта мать так любит своих детей, и ей так бы хотелось проводить бесконечные часы рядом с ними! Она может так многое дать им, рассказать. Но она предпочитает любить их и уважать. Она глубоко ценит их выбор! Ее всеобъемлющая любовь многому меня научила. Ты все правильно поняла – я говорю именно о тебе. Да, сейчас я говорю с тобой. Не сомневайся и не переспрашивай себя. Иной раз ты слушаешь меня, и тебе приходят на ум мысли: неужели это он обо мне? И сама себе отвечаешь: «Да нет же, он не меня имеет в виду, потому что я не такая добрая, не такая смиренная…» Да, я имею в виду именно тебя! Этот твой дар очень тронул меня и многому научил. Я помню, как ты разрешила своему ребенку купить мотоцикл, хотя в душе ты этого очень не хотела. Ты все время переживаешь, как бы с ним чего не случилось, но понимаешь, что любовь есть преодоление. Нет любви без риска. Так не бывает, чтобы в жизни все было просчитано и известно. Любовь – это прыжок в неизвестность. Это когда ты говоришь: «Ну что поделать! Я ему говорю, говорю, а он не хочет меня услышать! Что я могу сделать для своего ребенка? Единственное, что я могу, это продолжать его любить! Я не могу давить на моего ребенка и преследовать его. Я просто буду продолжать любить его дальше!» И это словно незримый покров любви, словно теплое покрывало деликатной заботы. Оно, невидимое, но сущностное, покрывает душу ребенка. И ребенок это чувствует. Он чувствует любовь. Любовь, которую ему даришь ты. Это лучшая инвестиция, лучшая тактика. Я сам не выношу давления. Я не могу давить на людей и не терплю, когда давят на меня. Я не могу смотреть на то, как прессингуют, со стороны. Это меня очень расстраивает. «Мы, отче, все вместе были в церкви». Эти слова произносят родители с гордостью, но если ты внимательно вглядишься в лица членов этой семьи, то увидишь, что половина из них довольны, а остальные удручены и раздражены. Потому что они пошли в храм в результате насилия. И это уже не любовь. «Но, отче, почему вы так говорите? Посещение храма – святое дело, а вы говорите, чтобы я не приводила детей в церковь!» Да, говорю, но и Сам Господь уважает выбор человека по бесконечной к нему любви. Когда наступает воскресное утро и никто из большого многоэтажного дома не идет в церковь, Господь не лишает света этот квартал города. Он снова дает людям свет. Он снова орошает их дождем. Его дары не прекращаются. Бог не мстит, Он любит. Потому что и эти люди пребывают с Богом. Обратите внимание на то, что я вам скажу сейчас: с Богом у людей проблем нет. У них есть большие проблемы со мной, с тобой, с нашими взаимными претензиями, давлением и надоедливостью. «Но я ради его же блага сказала! Но я ради его же блага говорю ему, чтобы он постился, и тайком ставлю ему святую воду, и тайком подложила ему антидор, а он его отшвырнул и сказал: “Забери, я не переношу этого!” Что плохого я сделала? Все это по любви!» Это ты сделала по любви? Тогда почему же получилась вся эта буча в доме, если ты это сделала по любви?! А ты не задумывалась: может, твоя любовь только называется любовью, но не имеет ее свойств? Недостаточно держать в руках табличку с надписью «любовь». Любовь должна исходить из сердца. А кажется, что из твоего сердца исходит одно равнодушие. Любовь – это не равнодушие. Любовь – это уважение и свобода. Я уже говорил о матери, которая разрешила своему ребенку купить мотоцикл. Эта мать не равнодушна, нет! Она очень любит своего сына и закутывает его в свою молитву. Она дает ему уйти, но закутывает его в свою молитву. Она обволакивает его своей молитвой. Она одевает его своей молитвой и любовью. И в тот час, когда она говорит ему: «Ступай!», от нее исходят волны. Волны любви, тепла, доброты, молитвы. Она это делает, позвольте сказать, как Бог. Потому что ее поведение божественно. Именно таковы обычаи Бога. Ты уходишь от Него, но солнце Божие начинает светить в твоем сердце. Бог говорит: «Иди! Я буду давать тебе тепло, чтобы ты умилился и перестал сопротивляться, как пастух в сказании о Борее[1] и Солнце». Ты помнишь, как заключили пари Солнце и Борей, кто из них сильнее и сможет снять пиджак с одного пастуха? Вот стал дуть Борей, и чем сильнее он дул, тем сильнее съеживался пастух и все больше закутывался в свою одежду. Он сопротивлялся. Ведь чем больше ты создаешь в душе другого человека холод, тем больше тот обороняется, противостоит, делает тебе наперекор. А когда ты источаешь любовь, все меняется. Что же дальше говорится в сказании? Что вслед за Бореем пришло и засияло Солнце! Разомлел пастух, согрелся и снял свой пиджак. Полюби себя, и полюбишь брата Такова любовь. Трудная она штука. Итак, послушай теперь, что тебе делать, и мы закончим. Что делать? Полюбить меня! Это первым делом. Знаешь почему? Потому что я чувствую, что сегодня я провел эфир неудачно. Но если я буду знать, что ты меня любишь, я успокоюсь. Ты знаешь, ведь и у меня есть неуверенность. Она есть у каждого из нас. Мы постоянно спрашиваем себя по любому поводу: «А нас любят? А все ли с нами в порядке? А нас похвалят или нет?» В душе мы все и всегда остаемся детьми.Даже и священник, если он вырезал лучину и кому-то показал ее, хочет услышать доброе слово: «Как хорошо у тебя получилось, батюшка! Просто прекрасно, мне так понравилось!» Это называется ободрением. Это не эгоизм. Ласка – не эгоизм, ласка, которую ты приносишь душе другого. Мы порой подменяем понятия, мы становимся черствыми. И эту черствость называем аскезой. Мы ведем себя неприступно и эту неприступность называем трезвением. Мы «само трезвение и молитва», а в действительности мы неприступны и черствы. Человек идет к нам, он хочет до нас дотронуться, но это словно прикоснуться к колючкам кактуса. И он уходит. Знай, наш вид и поведение подобны колючкам кактуса. Мы же полагаем, что это делает нас великими аскетами, старцами наших дней. Нет, это не любовь. И не аскеза. Аскет – сладкий человек. По отношению к себе он аскетичен, но в то же время он любит себя. «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22: 39), – говорит Христос. Возлюби ближнего своего, как самого себя. Тут нет глагола, но он подразумевается. О чем эти слова? Возлюби своего брата точно так же, как ты любишь самого себя. Ты обращал на это внимание? Бог хочет, чтобы ты любил самого себя. В другом месте, конечно, Он говорит, что надо возненавидеть свою душу. Что имеется в виду там? Что ты должен возненавидеть страсти своего сердца, злобу, которая живет в тебе. То есть увидеть свой эгоизм и его возненавидеть. Но это не означает того, что нужно ненавидеть самого себя, потому что твой эгоизм – это не то же самое, что ты сам. Ты сам – это то, что сотворил Бог. А Бог эгоизма не создавал. Бог не давал тебе зла. Бог не давал тебе твоих слабостей. Они появились во время твоего взросления, твоего воспитания, шествия по жизни, они выросли из всего того, что ты пережил. Иначе говоря, чтобы суметь полюбить своего брата, как самого себя, необходимо вначале полюбить себя. Теперь кое-что еще, и я закончу. Задумайся о тех людях, которых по какой-либо причине ты недолюбливаешь, которым нет особого места в твоем сердце. Ты говоришь мне порой: тот-то повел себя со мной скверно, и я имею на него зуб за это. Задумайся о таких людях в твоей жизни: о родственниках, о теще, которая была болтлива, вмешивалась в твою семейную жизнь и не выполняла своих обещаний. Или подумай о своей невестке, которая оговорила тебя. Подумай о них. Ведь есть такие, правда же? Может, это один, два, три человека. Подумай о них и помести их в свое сердце. И почувствуй, как ты своим сердцем обнимаешь их, принимаешь их глубоко, делаешь их своей компанией, приводишь к Богу и оставляешь их в Его присутствии и свете и говоришь: «Господи, этих людей, этого человека…» Ты не можешь этого произнести, а? Тебе трудно. Но ты не отказываешься. Постарайся же сделать это, как бы трудно тебе ни было. Возьми этого человека и скажи Богу: «Боже мой, помилуй его, помоги ему. А прежде помоги мне, черствому человеку». Так скажи: «Я не могу его полюбить! Скажи мне, Христе, что Ты чувствуешь относительно него? Помоги мне, Христе мой, полюбить его, как любишь его Ты! Потому что Ты, Господи, любишь его, ведь так?» Христос снова не произносит ни слова. Меня трогает это молчание Христово. Христос молчит, потому что Он снова на Кресте, Он молча взирает на нас. Сейчас Христос не говорит, но я помню, как тогда Он сказал на Кресте: «Отче, прости им» (см.: Лк. 23: 34). И на Кресте Он источал любовь. В последние мгновения Его жизни вся наша злоба была аккумулирована на Нем. Мы принесли Ему всю нашу злобу, а Христос и на нее отвечал любовью, прощением, добротой, благоутробием. Так поступай и ты. Скажи: «Христе мой, тот, кто причинил мне зло, та, которая меня обидела, тот, кто меня разлучил, та, которая причинила мне боль, – что бы они мне ни сделали, и даже самое ужасное… я прошу Тебя, помоги мне, чтобы мое сердце стало подобным Твоему. И дай всем тем, кто причинил мне боль и мне навредил, дары Твоей любви. Дай им здоровье, дай им радость, дай им доброту, дай им друзей и подруг, дай им прекрасную жизнь. Не мсти никому, Господи. И если я проклял своего недоброжелателя и пожелал ему, чтобы с ним случилось что-то плохое, и узнал, что с ним что-то произошло, и возликовал в душе, все это, Господи, перемени! Измени меня, Господи, соделай мое сердце подобным Твоему, научи меня любить так, как любишь Ты. Иначе я не христианин. Иначе даже если я все исполняю, обо всем могу поговорить, обсудить церковные темы, догматические, святоотеческие, монашеские, если говорю я прекрасно, но этого не делаю, – как предстану пред Тобой? Что скажу? Что скажу, если я не научусь любить?» Сделай и кое-что еще. Когда кто-то тебя огорчит, призови того человека, который навредил тебе, в своей молитве и попроси его молитв, чтобы у тебя все наладилось. Сделай то, что сделал святой Зосима, когда узнал о том, что кто-то его обвинил. А тот, кто обвинил его, знаешь, что говорил несколькими днями раньше? «Отец Зосима, я очень тебя люблю». И говорит ему отец Зосима: – Ты любишь меня теперь, потому что все между нами хорошо. А если произойдет что-то странное, будешь ли ты тогда меня любить? – Тогда, отче, не знаю. – Я же, чадо мое, буду любить тебя, как бы ты со мной ни поступил! И не только сейчас, когда ты меня любишь и я люблю тебя, но и в будущем, если ты изменишься по отношению ко мне, я буду продолжать тебя любить. Так и произошло. Этот человек оклеветал святого Зосиму и говорил скверные вещи в его адрес. Святой Зосима узнал об этом, но в его сердце не произошло никакой перемены. Он продолжал любить. И когда однажды у святого заболел глаз, знаете, что он сделал? Он перекрестил глаз и говорит: «Христе мой, молитвами моего брата, который клевещет на меня, исцели мой глаз». И любовь сотворила чудо: глаз стал здоровым. Поступай так и ты, и все у тебя будет хорошо. Потому что порой мстительность, ненависть, проклятия и возмущение ведут нас к заболеваниям. Врачи постоянно говорят о том, что рак и разные другие заболевания: язвы, желудочное кровотечение, гипертония, давление – бывают вызваны душевным напряжением. Что такое душевное напряжение? Его корень – в недостатке любви. Ты чувствуешь в другом своего неприятеля. Ты не чувствуешь, что вы – одно, что мы все – одно. Мы не враги. Зачем нам разлучаться? Зачем нужны разделения? Через сто лет где будешь ты и где буду я? Где все мы будем перед Богом? Так зачем же ссориться? Зачем не любить друг друга? Зачем не прощать? Мы просто глупцы! Не любить другого – это глупость. А любить – это великий ум, мудрость и святость. Любить – это божественно.  

10:07:00 9.12.2017

Что такое любовь Часть 1.

Любить — желать блага другому. Каждому свое. То, что не нравится мне, совсем не обязательно не понравится никому. И напротив: вовсе не факт, что то, что нравится мне, обязательно понравится и тебе. Поэтому у нас есть право свободного выбора: что слушать, какую передачу, что любить, какую слушать музыку. Мы не в состоянии изменить других. Разве не так? Но существует то, что должно объединять всех нас, несмотря на эти расхождения, различные взгляды и непохожесть друг на друга. Это любовь. И пусть она не иссякнет в наших душах. Пусть любовь всегда пребывает между нами и, словно соединяющая скрепа, удерживает нас вместе. Тогда мы не будем ощущать антагонизма ни в чем. Мы не станем враждовать ни с кем и ни по какому поводу в этой жизни. Ведь нас объединяют общая боль и общий враг: смерть. И общее стремление к жизни, воскресению, счастью и радости. Мы все, люди, в самом глубоком смысле связаны между собой через эти основополагающие понятия. Давайте будем любить друг друга, несмотря на то, что мы разные. У каждого свой характер. Но что сказал Христос? «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13: 35). Он не сказал, к примеру: так узнают все, что вы Мои ученики, если вы все слушаете одинаковую музыку, если вы все имеете одни и те же взгляды или живете одинаково. У каждого из нас собственный характер: у тебя один, у меня другой. Ведь и во время Божественной Литургии каждый молится по-своему: твоя душа ликует, моя умиляется, каждый переживает молитву по-своему. Разве не так? Но все мы во время Литургии чувствуем любовь. «По тому узнают все, — говорит Христос, — что вы Мои ученики, если имеете любовь между собой». Это самое трудное. Самое трудное — сохранить любовь. А как? Как можно любить, если прежде этому не научиться? Любить трудно. Ты любишь? Любишь. Ты держишь в уме тех, кого любишь, и говоришь: «Я люблю его, люблю ее, питаю слабость к этому или к тому человеку, умру за того-то…» И это считается любовью. Все это мы называем одним словом — любовь. Сказать же по-настоящему «я тебя люблю» очень трудно. Это подвиг. Любовь есть вершина. Она — преодоление, а не что-то повседневное и обычное. Где-то я прочел о старце, игумене монастыря. В обители готовились к хиротонии одного из монахов. Его уже рукоположили в диакона. В день хиротонии игумен вышел за монастырские ворота и ожидал почетного гостя — митрополита, который собирался прибыть на торжество, и других приглашенных официальных лиц. Мимо игумена в обитель входило множество людей. Простые верующие, монахи и другие. На следующий день, когда все закончилось, игумен собрал братию и сказал: — Мне, дорогие мои отцы, необходимо покинуть вас на некоторое время. Я должен уйти, чтобы лучше увидеть себя. — Зачем вам уходить от нас? Мы так вас любим! — Да, но вчера я кое-что осознал. — Что вы осознали, — спросили они, — геронда? — Когда я стоял у ворот и ждал гостей, прибывавших на хиротонию, то заметил, что, если заходил великоименитый человек, некое официальное лицо, я чувствовал, как мои руки становятся влажными от волнения. Когда же заходили простые паломники, мои руки оставались сухими, как обычно. Я по-разному реагировал на разных людей. — Да, — сказали они, — а что здесь такого? Разве это не естественно? — Быть может, это естественно для вас, но я, ваш пастырь, должен был бы уже научиться в своей жизни всех любить одинаково. И чувствовать себя равно комфортно с каждым. Любить всех и не бояться никого, не тушеваться перед одними и не быть смелым с другими. Я должен быть словно сердце Бога, пребывать в Боге. Поэтому я уйду ненадолго, чтобы лучше вглядеться в себя. Здесь, среди бытовых дел и управления, я разучился смотреть внутрь себя. И он на время ушел из обители, чтобы вглядеться в себя, отыскать в себе ответы на вопросы: а любит ли он? и что он любит? прозрачен ли он для всех? искренен ли он со всеми? открыт ли он всем? К примеру, ты говоришь: я люблю. Но «люблю» порой означает «я испытываю в тебе потребность». И тогда это уже не любовь ради любви. Да, действительно, некоторые люди нам необходимы. Но это вовсе не означает того, что мы их любим. Любить — это желать блага тому, кого ты любишь. Заботиться о нем. Если я вижу, что в чем-то он может преуспеть, я желаю ему преуспеяния, даже если мне это «невыгодно». Подумай так: «Я хочу, чтобы мой ребенок развивался, потому что я люблю его, и мне не важно, куда он отправится для этого. Пускай он едет учиться в любую страну мира, если хочет. Ведь я люблю его и желаю ему блага. А раз его благо — это расправить крылья и улететь от меня, я отнесусь к этому шагу с уважением. Потому что я его люблю. Но мне будет так его не хватать! Мои глаза не будут видеть его, мои руки не прикоснутся к нему, не приласкают, не обнимут. Моя кровинушка, дитя мое, не будет рядом со мной». Когда ты любишь по-настоящему, ты, прежде всего, думаешь о том, кого любишь, о его благе. Это трудно. Вот что мне рассказал один молодой человек. Его отец очень хотел, чтобы сын поступил в университет. Он хотел этого «ради блага сына» (так он считал). Он ему говорил: «Я хочу, чтобы ты поступил. Я люблю тебя, мой мальчик. Мы говорим тебе это ради твоего же блага, мы беспокоимся о тебе». А юноша отвечал: «Ну разве я не делаю того, что могу? Делаю. Я постараюсь. Я приложу все усилия». Он старался, бедняга, готовился, но в конце концов провалился. Не прошел. И его отец в припадке гнева (ведь когда мы гневаемся, то порой открываем свое истинное лицо и выкладываем, что чувствуем на самом деле, показываем, кто мы на самом деле есть) ему говорит: «Ну все, пиши пропало! Ты будешь неудачником в жизни. Завтра я пойду на работу и что я скажу тем, чьи дети поступили? Дочь сослуживца по конторе поступила. Как я завтра покажусь им на глаза и скажу, что ты провалился?» Сын принял его посыл: «Мой отец всегда говорил, что любит меня, а теперь моя ценность в его глазах нивелировалась. Как только я не поступил, он сообщил мне, что меня не любит. Я срезался, и он уже сравнивает меня с дочерью сослуживца и попрекает тем, что ему завтра будет стыдно за меня на работе». Но разве любовь ставит условия?! «Я тебя люблю, если ты поступишь», «я тебя люблю, если ты не заставишь меня краснеть». «Ну ладно тебе, — скажете вы, — мы же все равно любим нашего ребенка, не преувеличивай». Да, но ты ведь видел, что он сказал? «Как я завтра покажусь на глаза соседям? Что я скажу людям? Как я покажу истинное лицо своей семьи? И скажу о том, что мой сын в этом году не поступил?» А, собственно, что такого произошло? Неужели ценность человека проистекает из того, поступил ли он, имеет ли он диплом? Неужели для того, чтобы любить человека, нужно, чтобы он имел способности к наукам? Нет, мой дорогой. Я люблю человека, чем бы он ни занимался, как и нас любит Господь. Я спросил одного ребенка: «Когда ты совершаешь грех, то как ты чувствуешь Бога?» И ребенок ответил: «Я чувствую, что Он смотрит на меня с удивлением, сожалением и сердится на меня». Кто-то другой сказал: «Я чувствую, что Бог меня накажет». А святые говорили: «Когда мы согрешаем и когда согрешали в нашей жизни, мы чувствовали, что Бог обнимает нас еще теплее, еще горячее, с большей любовью, потому что тогда мы нуждались в Нем сильнее». Бог любит каждое Свое творение. Он любит и тебя, Он любит и меня. Не только когда мы живем добродетельно, но и тогда, когда мы живем неважно, совершаем ошибки и падаем. Даже тогда, когда ты становишься блудным сыном, и тогда Бог любит тебя. Ты и тогда имеешь ценность в Его глазах не потому, что ты хороший или плохой, но потому, что ты — творение Его любви, творение Его рук. Ты имеешь ценность и идешь по пути, на котором борешься и сражаешься. И Бог не судит тебя за это, потому что Он знает, что то, что ты есть сегодня, — это лишь мгновение, некий этап в твоей жизни, а может быть, испытание, которое ты преодолеваешь и пытаешься исправиться. Тебе не удается. Но Бог все равно любит тебя. Ты подобен холсту, на который смотрит Христос и видит, как ты силишься соработничать Его благодати, взять Его кисть и живописать Его лик в своем сердце, лик Божий, лик Христовой любви. Но не можешь. Ты совершаешь ошибки: здесь мараешь холст, здесь стираешь мазню, тут все переворачиваешь вверх дном. И что говорит на это Господь? «Я жду законченную картину в конце. Я никуда не тороплюсь. Я знаю, что сегодня ты ошибся. Но Я знаю, что твое полотно еще в процессе создания, и не делаю никаких выводов относительно тебя. Я уважаю тебя. Я не сравниваю тебя ни с кем, — говорит Бог. — Я не напоминаю тебе, что у Меня есть святые, ангелы и архангелы, что рядом со Мной Богородица, имеющая изумительнейшую душу и прекраснейшее сердце. Не упрекаю тебя, не говорю: а ты, ну почему же ты такой да эдакий?» Нет. Бог этого не говорит. Он не сравнивает нас. Он любит каждого. Я не знаю, видел ли ты, как художник создает картину, или, скорее, икону, проходя разные этапы? Сперва он кладет левкас, затем постепенно накладывает цвета, тени, румяна. Все это происходит на начальных стадиях работы, и видимого результата еще нет. Нельзя сразу же получить готовую икону и отнести ее в храм. Икона пока не окончена. Такой образ ты не можешь повесить даже у себя в комнате. Он не завершен. Но при этом его нельзя назвать бесполезным. Нельзя умалить его ценности, нельзя его выбросить. По нему нельзя сделать никаких выводов (он еще в пути). Но он имеет ценность, даже в незавершенном виде.   Так нас любит Господь. Потому что видит, что мы люди и стараемся потихоньку быть на Него похожими и стяжать любовь от Его любви, жизнь от Его жизни, свет от Его света. И Он знает это и знает нас. Поэтому Он нас любит. Когда ты не любишь человека, можно сказать, что ты его не знаешь. Кто знает, что на самом деле происходит с другим человеком, тот его любит. Тот, кто знает, что «другой мне не враг, а даже если он и враг, то вина — во мне», будет любить его, этого человека. Ты будешь любить ту, которая причинила тебе нестерпимую боль, которая ранила тебя, если поймешь, что проблема не в нем и не в ней, но в твоем внутреннем состоянии, которое еще не излечено. Это открытая рана, которая у тебя еще не заросла. Это твоя боль, которая пока не утихла. У нас нет врагов. Нет такого врага, на которого стоит тратить силы и ненавидеть его. Нет такого врага в этом мире. Если ты всмотришься в жизнь того, кто причинил тебе большое зло, и попробуешь ответить, как и почему он сделал это, какими были его побудительные мотивы, как он ощущал себя, какими были его детские годы, почему он дошел до такой черты, то увидишь, что он не враг тебе и не противник. Поэтому Христос говорит: «Не бойтесь того, кто может искусить вас внешне, ибо душу вашу никто не искусит». Никто не может навредить тебе. Когда ты чувствуешь, что кто-то навредил тебе, и ты его за это ненавидишь, в самом деле не он навредил тебе. Но что-то другое в тебе самом неладно, что-то другое тебя искушает. В эти минуты спроси Бога: — Боже мой, а вот этого человека, которого я ненавижу, Ты тоже ненавидишь? И Христос скажет тебе: — Нет. Я его простил. На Голгофе. Но не только тогда, и сейчас Я всех прощаю и всех люблю. — Но как же так, Господи? Как Ты можешь его любить? А Бог тебе ответит: — Я вижу другие вещи, те, которые ты, чадо мое, еще не разглядел. Я вижу, что и он очень страдает. Я вижу, что он поступил с тобой так не потому, что он плохой, но потому, что сам боится и защищается. — Но как это — боится, Боже мой? Он сделал мне столько зла… Ты знаешь, сколько он причинил мне страданий. Я потерял из-за него место. Он мстил мне, пошел по судам… — Да, — говорит Господь, — но поверь, если бы ты мог разглядеть страх его души, смятение его сердца, неуспокоенность его совести, ты бы не стал его ненавидеть. Ты бы его полюбил. Ты бы ощутил в себе то, что называется милосердием. Он, дитя мое, нуждается в твоей любви. Он нуждается в поддержке, а не в отмщении. Научись «мстить» так, как тебе «мстит» Бог. Он не «мстит», а всегда отвечает любовью, и это обезоруживает. Пойми, даже тот, кого ты не перевариваешь, достоин твоей доброты и прощения. Единственное: мы неискренны. И вместо того, чтобы показать свою рану, зачастую делаем гадости. Но нет плохих, пойми. Довольно нажать на соответствующую клавишу в душе негодяя, и из нее послышится мелодия любви. Кажется, ты нажимаешь не на ту клавишу. И поэтому выходит какофония, слышатся истеричные голоса, брань, колкости. Но внутри этого человека есть дивный мир, который мы еще не сумели раскрыть, сделать так, чтобы он стал виден людям вокруг. Я знаю, это трудно. Трудно, потому что мы сами не испытали в своей жизни большой любви. Я предлагаю тебе любить другого, а ты говоришь: «Как мне любить его! Ведь я сам не испытал большой любви в своей жизни». И так большинство из нас: мы подменили любовь своими личными потребностями. Один парень сказал мне слова, которые на меня произвели сильное впечатление: — Я очень люблю одну девушку, уважаю ее, восхищаюсь ею и очень хочу быть с ней. — И что ты для этого делаешь? — спросил я его. — Ничего. Она никогда не узнает о моих чувствах. — Почему? — Потому что она любит другого. А поскольку я действительно ее люблю, я ничего не говорю ей о своих чувствах и никогда не вторгнусь в ее жизнь. Сейчас мы заканчиваем университет, и я хотел приблизиться к ней, поговорить с ней, предложить создать семью. Но когда я понял, что она думает о другом, я оставил ее в покое. Я люблю ее и поэтому не говорю с ней. Я ее люблю и потому избегаю. Вот это называется любовью! Думать о благе того, кого ты любишь. А поскольку в данном случае благо — это не бередить сердце, с уважением относиться к тому особому пути, по которому желает идти человек, то любовь ведет тебя к тому, что ты совершаешь немыслимые поступки, претворяешь свою любовь в слезу, в жемчужину, в боль, которая источит воду живую и омоет Божественной благодатью твое сердце. И пускай кажется, что ты не проявляешь свою любовь и не показываешь ее, но на самом деле твоя любовь становится глубже. Ты делаешься человеком чрезвычайно восприимчивым и подлинным, поэтичным и честным. И однажды это будет вознаграждено. Вне всяких сомнений! (Окончание следует.)      

09:39:17 9.12.2017

ГДЕ ТВОЙ МУЖ?

Сначала я обращаюсь к тем, кто уже состоит в браке, а затем скажу несколько слов и тем, кто еще не сделал этого шага. В наше время ничто не является обязательным. Раньше люди говорили себе: «Все, мы женаты! Теперь навсегда!» Они знали, что после венчания обратного пути нет: брак не распадется. Не надо думать, что тогда супружеская жизнь была легче, чем сейчас, просто то, что происходило в семье, не выносилось из дома – люди тоже страдали, у супругов были такие же проблемы, но они об этом никому не рассказывали. Многие жены переживали это внутренне, испытывали боль, плакали, бывало даже, что их били мужья... Сегодня многое изменилось, и сейчас, чтобы супруги могли оставаться счастливыми и любящими, им необходимо сохранять свои отношения через личное со-участие. Говоря другими словами, чтобы сегодня сохранить брак, необходимо работать над этим, необходимо этому способствовать, потому что само по себе ничто не является объективной действительностью. Брак можно сравнить с горящей лампадой – если не дольешь в нее масла, то в скором времени она начнет мерцать и потухнет. Для этого, на самом деле, не требуется много труда. Поэтому мне жаль, когда я вижу христиан, разочарованных в своем браке. Они смотрят на меня и спрашивают, не зная, что я архимандрит: – Ты женат? – Нет! – Значит, ты очень счастлив! – Почему ты так говоришь? – Очень трудно быть женатым, батюшка, очень трудно. Я восхищаюсь подвижниками, с восторгом думаю о святогорцах, удивляюсь им. – Это плохо. – Почему? – Церковь освятила твой брак не для того, чтобы ты завидовал другим, тем, которые не женаты. У них свой путь. Архимандрит Андрей (Конанос) Одно дело удивляться и думать: – Какой замечательный этот подвижник! – и совсем другое – говорить: – Зачем мне надо было жениться?  Это не случайно, что вы женаты. Бог оказал вам этим честь, это Он для вас этого пожелал. У Него благая цель, и что-то хорошее должно обязательно получиться в вашей жизни. Поэтому вы должны постичь тайну счастливых отношений, и поиск ее является целью вашей жизни. Потому что так хочет Господь. Трудно жить 50-60 лет вместе. Если человек женился, скажем, в 25 лет и до самой смерти живет со своей «половинкой», что и говорить, это действительно тяжелая ноша. Сегодня все вы пришли сюда вместе, вы хорошо выглядите и говорите: – Слава Богу! У нас все в порядке! Но когда вы вернетесь домой и закроете двери, начнется настоящая жизнь. И вы готовы убить друг друга. Куда ушло «все в порядке», о котором вы говорили? «Все в порядке» существует только на улице или в гостях, а жизнь – это то, что происходит дома. И это тоже тяжелая ноша. Герои – это те из вас, которые состоят в браке и действительно имеют семью. Один человек спустя какое-то время после свадьбы спросил меня: – Батюшка, скажи пожалуйста, я что, до самой своей смерти должен буду жить только с ней? – Так и есть, будешь жить только с ней! – Это очень трудно, – сказал он, – понимаешь, в молодости я жил по-другому. Я думал, что жизнь моя будет легкой, что будет как хочу, а сейчас? Иногда мне кажется, что я задыхаюсь, сгибаюсь под этой тяжестью. У меня поменялся характер, привычки, я не узнаю себя. Я ответил ему: – То, что тебя пугает, таит в себе и красоту. Ведь если вы будете постоянно вместе и сумеете разглядеть все хорошее, что есть в каждом из вас, ваши отношения укореняться и начнут приносить плоды. И тогда из этого обязательно выйдет что-то хорошее. Рискованно всю жизнь веселиться, и это не приносит плода. Если цветок куда-нибудь не посадить, чтобы он пустил корни, то он не вырастет, не начнет цвести. Брак имеет свою красоту, но она появляется через трудности совместной жизни. Разные характеры, проблемное поведение. Какой-то человек после десяти лет брака пожаловался мне: – Женщина, на которой я женился, была совсем другой. Не такой, которую я сейчас вижу. Я не женился на этой женщине. – Почему? Знаешь, я хочу тебе кое-что сказать. Только не говори ей об этом – и она о тебе говорит то же самое. И она думает, что не выходила замуж за того человека, который сейчас находится рядом с ней, потому что в начале он был одним, а сейчас оказался другим. – Почему же это происходит? – спросил он меня. Все очень просто. Во время жизни в браке исчезают формальности, уходит любезность, хорошие манеры и мы проявляем свое истинное «я». Это правда. В одной книге юношам дают такой совет: если после знакомства с девушкой ты захочешь узнать, действительно ли она тебя любит, проведи простой эксперимент: в кафе или ресторане «случайно» опрокинь на ее одежду стакан воды и посмотри, как она будет на это реагировать. Один молодой человек так и поступил, и был воодушевлен результатом. Как только вода из стакана пролилась девушке на платье, он сказал: – Ой, прости, я испортил твою одежду! А девушка ему ответила: – Нет, любовь моя, это святая вода, не беспокойся, все в порядке! Ее не разозлило то, что он опрокинул на нее стакан воды. Ей не было жаль платья. Но вскоре после того, как они поженились, приходя домой, еще с порога он слышал: – Вернулся наконец-то? Где ты шлялся все это время? А когда он садился ужинать, жена не унималась: – Сядь правильно! Ешь аккуратно, крошки летят во все стороны! Как думаете, что же раздражало эту женщину? Я ее спросил: – Что тебя так раздражает в твоем муже? И что она мне ответила? – Когда я слышу, что он во время еды чавкает, меня это ужасно раздражает. Он ест и чавкает, а я это слышу. Тогда я спросил ее: – И что, ты это только сейчас поняла? – Нет, но сейчас меня это стало раздражать! Конечно, это ее раздражает, потому что уже в начале совместной жизни раскрывается характер, открываются качества человеческой души – и хорошие стороны, и плохие. Позвольте мне вам кое-что сказать – не пугайтесь этого. Хорошо и правильно показывать свое настоящее «я». Например, если поедешь в монастырь, то поначалу все там кажется совершенным. Так и есть, но вскоре начинаешь и там ругаться с другими людьми. Почему? Потому что таков человеческий характер. Мы, люди, очень сложные существа – у нас есть различные недостатки, нервы, агрессия, ревность, неприязнь. Почему Каин убил Авеля? Эти братоубийственные чувства существуют в той или иной степени в душе каждого, проявляются они и в браке. Поищи их в себе, и ты их найдешь, и возблагодари Бога за то, что эта женщина, которая находится рядом с тобой, или мужчина, который находится рядом с тобой, помогает тебе увидеть свой собственный характер. В противном случае, как бы ты его увидел? Так ты помогаешь себе понять, что же на самом деле скрыто в тебе. Решение проблемы не заключается в бегстве, решение – в том, чтобы остаться и подвизаться, измениться и изменить его «эго», но самое главное – исправить себя. Большинство людей женятся, чтобы изменить другого человека. Это неверная мысль, а верным является обратное: женись, чтобы изменить самого себя! А когда ты изменишься сам, тогда и другой изменится. Одна женщина, обсуждая со священником свое скорое замужество, сказала: – Хорошо, я выйду за него замуж, но после этого пусть пеняет на себя! Я заставлю его измениться! Тогда священник ответил: – Неужели ты считаешь, что права? Разве можно исправить горбатого? Но женщина была непреклонна:  – Я все силы положу, но сделаю его добрым! Я рассказал об этом разговоре, потому что начинать свой брак с таких решений – абсолютно неправильно. Хорошо, если каждый будет видеть себя, видеть свои ошибки и проблемы, сможет приблизиться к душе любимого человека и по-настоящему общаться с ним. Задумайтесь, любите ли вы тех, с кем вы живете? Как-то я спросил у одного человека: –Любишь ли ты свою жену? Он ответил: – Да, я ее люблю! – А чем ты это докажешь? – Я люблю ее, что я должен еще делать? – Хорошо. А как ты это показываешь? Приведу пример: например, знаешь ли ты, какое ее самое любимое блюдо? – Какое отношение имеет еда к тому, люблю я жену или нет? – Ну, – говорю я ему, – это же просто: если ты кого-то любишь, то знаешь про этого человека все, все особенности и пристрастия. Другой человек знал все подробности повседневной жизни своей жены, он любил ее так сильно, что знал все тайны ее жизни. Я спросил его: – Что ей больше всего нравится? Он ответил: – Все ей нравится, она все ест, но когда я покупаю ей ванильное мороженое, ее душа поет! Я завоевал ее ванильным мороженым! Она любила ванильное мороженое и он об этом знал. Другой же ничего не знал о своей жене. Мы часто ничего не знаем о своем любимом. Знаешь ли ты свою жену? Знаешь ли своего мужа? Знаешь ли по-настоящему его характер, душу, поведение? Есть супруги, которые живут вместе и ничего не знают друг о друге. Рожают детей и ничего не знают друг о друге. Обнимаются и ничего не знают друг о друге, спят в одной постели и ничего не знают друг о друге. Один не знает, не чувствует душу другого. И как часто я слышу: – Муж меня не понимает, не чувствует, не замечает. Но ведь тоже самое может сказать и муж о своей жене. Это очень печально, прожить вместе много-много лет, и настолько плохо знать друг друга, что так и не суметь познать красоту человеческих отношений. И как прекрасно по-настоящему знать близкого человека. Если его знаешь, чувствуешь его, будешь понимать и многих других людей, которые на него похожи. Если узнаешь свою жену, то узнаешь и многих других, и это прекрасно. Поэтому заботьтесь друг о друге, старайтесь разговаривать друг с другом, говорить и смотреть друг на друга, даже когда ссоритесь. Ссора – это неплохая вещь, если из нее потом получится что-то хорошее. Ведь все мы люди. Некоторые супруги мне говорят: – Мы никогда не ссоримся! Я отвечаю им: – Молодцы! И добавляю: – Но я не думаю, что это так прекрасно, потому что ссора является нормальным явлением. Раз вы не ссоритесь, значит, вам нечего сказать друг другу? Конечно, дело не в этом. Дело в том, чтобы начать сильно любить другого человека в результате ссоры. Сказать ему истинные слова, почувствовать его, почувствовать пульс его души, осознать, что он хочет, чего ему не хватает. Какой-то человек правильно сказал об этом: – Я иду на работу и хочу чувствовать, что выхожу из дома сытым – едой, теплом, любовью. Потому что тогда глаза мои не будут желать, а руки – тянуться к тому, что предлагает мне окружающий мир. Когда ребенок выходит из дома голодным, он ест то, что ему дают другие люди – у него нет другого выхода. То же самое происходит и в человеческих взаимоотношениях. И супруги, которые разводятся – это супруги, которые не насыщаются своими отношениями дома. Однажды мне позвонила из-за рубежа молодая замужняя женщина с тремя детьми, ее голос дрожал. Я давно ее знаю, она очень хорошая жена и мать. Я ее спросил: – Почему ты так расстроена? Она ответила: – Батюшка, у меня очень сложная проблема: я не доверяю себе, меня пугает то, что происходит со мной. У меня на работе есть мужчина, который пленил мою душу, тронул меня, он мне нравится, и от этого я чувствую себя ужасно, чувствую себя недостойной, очень, очень грешной. Я ей сказал: – Подожди, я много лет знаю тебя, это совсем на тебя не похоже. Расскажи подробнее, почему ты так себя чувствуешь и как это получилось? И вот что она рассказала: – Батюшка, ты знаешь, сколько лет я замужем. И вот уже год я говорю своему мужу: «Давай пойдем куда-нибудь на прогулку!» – а в ответ слышу постоянно: «Не могу, я занят!» «Ну хотя бы один раз забери меня с работы и пойдем куда-нибудь – в театр, в кафе, съедим по куску торта, а затем вернемся домой!» – «Не получится, мы должны выплачивать кредит, мне надо много работать, я останусь на работе». Я себе сделала новую прическу, но он даже этого не заметил. Купила новые вещи, но он не обратил на них никакого внимания. Ничего. А когда я прихожу в офис, на меня смотрит тот мужчина, который работает в офисе напротив, и все, что во мне поменялось, он замечает, он обращает внимание на то, как я одета, он проявляет ко мне уважение, ценит меня, говорит мне приятные слова – то, что уже год не делает мой муж. Получается, что другой человек дает мне то, что должен мне дать муж, а он этого не делает, не хочет. Батюшка, виновата ли я в этом? Понимаете, она чувствует свою вину. Но я чувствовал, что виновна не она, а ее муж, потому что он давал ей крохи, тогда как незнакомец подошел и дал ей кусок хлеба. Если в браке не насытишь свою душу счастьем и любовью, то только насилием над собой сможешь удержаться в нем и будешь мучиться всю жизнь. – Мороженое, – продолжала она, – я делала сама, шашлык ходила покупать сама, пусть, единственное, что я хотела – чтобы мой муж показал мне, что он уважает, ценит меня, что он любит меня, как и раньше, когда мы поженились. Тогда я была для него королевой, самой прекрасной, единственной, а сейчас... сейчас он просто не замечает меня. Знайте, что это большой грех – не совершая греха самому, провоцировать другого человека на грех. Поэтому оглянитесь на свой брак, удовлетворяет ли он вас? Удовлетворен ли ты своей половинкой? А она тобой? Как-то между мною и одним мужчиной состоялся такой диалог: – Что ты даешь своей жене? – спросил его я. – Даю деньги. Каждую неделю! – Извини, но неужели брак – это просто экономическая сделка? Ты отдаешь деньги, и на этом все заканчивается? Неужели только это? Может быть, твоя жена хочет чего-то другого? Может, она хочет, чтобы ты ею заинтересовался? Чтобы вы поговорили друг с другом? Какая-то женщина мне сказала: – Когда я пытаюсь поговорить с мужем, он читает спортивные газеты или смотрит телевизор. Я говорю с ним, а он смотрит телевизор. Я не выдерживаю и прошу: «Ну, выключи его, давай немножко поговорим!» – «Я слушаю тебя, – отвечает он мне, – давай, говори, а то я устал!» И так каждый раз... Уже давно мы не общались друг с другом сердечно, с любовью. Батюшка, я не могу это выдержать. Я хочу жить своей жизнью и как-то скрасить ее. Задумайтесь, что вы даете другим, и не думайте, что ваша жена или ваш муж это кто-то, у кого прошло время выбора и уже не существует опасности его потерять. В группе риска находятся те семьи, в которых один не «прикармливает» другого. К сожалению, многие не замечают знаков, которые посылает другой человек. Ни один развод неожиданно не происходит. Только кажется, что бомба взрывается внезапно, и мы сообщаем другим людям: «Все! Мы развелись!» На самом деле, бомба не взрывается внезапно, это накапливалось, накапливалось. Женщина говорит один раз, другой, по-разному дает мужу понять, что ее не устраивает ситуация, что она для нее мучительна. Проходит несколько месяцев, год, но муж нечего не понимает. Или, если понимает, то говорит: – Действительно, я сейчас не обращаю на нее внимания, мне не до этого. Но что она будет делать без меня? Все деньги у меня, и на мое имя все записано! Что и говорить, такая зависимость встречается часто. Но если женщина получит возможность освободиться, что тогда произойдет? Поэтому давайте человеку то, в чем он нуждается, чтобы он мог сказать: – Спасибо, я много не возьму! Это хороший способ удержать свою половинку. Ведь тогда у коллеги по работе, соседа, или кого-то еще, искушающего близкого вам человека разными заманчивыми предложениями, не будет шансов. Если душа, тело, чувства, полнота характера и личности другого человека удовлетворены тобой, можешь не сомневаться, он всегда будет рядом. И тогда не придется тайно подсматривать в его мобильный телефон, не придется беспокоиться и заставлять других людей за ним следить или устраивать сцены ревности. Чтобы кто-то ушел, он должен быть голодным и испытывать жажду. Поэтому еще раз говорю вам: будьте очень внимательны по отношению друг к другу. И простите меня за то, что я сейчас скажу – я не в осуждение это говорю – особенно внимательны должны быть женщины, потому что у них в руках ключи человеческих отношений. Женщина может делать с мужем все, что захочет, может сделать его овечкой, может свести его с ума, может его завоевать и может его потерять. Случаются в нашей жизни такие моменты, когда мы вместо того, чтобы стараться исправить наши отношения, используем различные алиби, иногда и духовные, церковные алиби, чтобы не фокусироваться на том, на чем необходимо. Ходим в храм на службы, чтобы не замечать пустоты, которая есть в нашей жизни, в сфере семейных отношений и в любви. Я много раз видел, как это происходит. Женщина постоянно ходит в храм, но не пытается понять своего мужа. Разве Христос не скажет ей: – Сначала иди и помирись с мужем, а затем приходи, чтобы Мне служить! Вернись домой, сделай так, чтобы вы сблизились и снова полюбили друг друга, дай ему то, чего ему не хватает, а затем приходи и принеси Мне свои усердные молитвы! Будьте внимательны в этом. Не добивайтесь постоянно соблюдения своих прав. Человек не спасается тем, что отстоял свои права. Вопрос заключается не в том, чтобы добиться своего, а в том, чтобы сохранить свой брак. Как-то один ребенок спросил меня: – Объясните мне, почему мои родители развелись? Вы можете мне помочь и объяснить это? Когда они ссорились, то оба говорили, что правы. Моя мама кричала: «Я имею право!» – и мой отец повторял тоже самое. Они оба кричали: «Я имею право!» Почему же тогда они развелись, если были правы оба? Ты не сумеешь получить свои право, навязывая его, крича и ругаясь. Христос показал нам другой путь. Он нам сказал: – Оставь то, что положено тебе, отдай это, принеси себя в жертву добровольно, ради любви и единства, как Я это сделал. Не был ли Христос Тем, Кто имел наибольшее право? Тем не менее, Он сказал: – Я возьму на Себя ваши неправды, Я стану «Плохим», распните Меня, и вы станете хорошими. Это есть величайшая тайна. Этой тайной Он покорил наше сердце, и поэтому мы Его любим. И мы должны хотя бы попытаться приблизится к ней. Я делаю свои радиопередачи для того, чтобы каждый понял свои ошибки. Первым должен быть я сам, я должен понять свои собственные ошибки. Понять, что нельзя навязывать свою волю другому человеку. Каждый должен понять это сам! Осознать свой эгоизм, свою капризность, свою завышенную требовательность и нежелание приспосабливаться. Одна девушка пожаловалась мне: – Батюшка, все мы дома страдаем из-за матери. – Почему? Разве она такая плохая? – Нет! Она очень хорошая, даже слишком, и мы не можем, не в состоянии выполнять ее требования. Она очень церковный человек, и мы не выдерживаем. – Ты это серьезно говоришь? – удивился я. – Она церковный человек, и вы не выдерживаете этого? – Потому что, батюшка, она не воспринимает нас как живых людей, она нас принимает за солдатиков, поскольку она церковный человек. Об этом следует задуматься особо. Мы не имеем права использовать имя Христа, чтобы устраивать дома ссоры, мы не можем ссылаться на то, что так положено по Уставу, независимо от того, о чем идет речь – о посте или о образе нашей жизни, чтобы исправить силой другого человека. Люди не меняются таким образом. Так не исправится и тот, кого ты любишь. Я знал одну святую женщину, замужнюю женщину, с детьми, которая говела весь пост без растительного масла, и при этом своим детям она жарила отбивные, потому что не хотела, чтобы они постились против своего желания. Она уважала их мнение и мнение своего мужа. Иногда духовность и святость – это не только то, что пахнет ладаном, порой и то, что выглядит не очень церковным, также может быть церковным в конечном счете. Не пойти в этот вечер на всенощную, как собиралась, а сесть рядом с мужем, выпить с ним за ужином бокал вина, поговорить с ним, выслушать его. Вспомнить, как недавно он сказал: - Хватит уже. Извини, но ты постоянно находишься в церкви, дома почти не бываешь. Я совсем не вижу тебя. Был такой случай, когда одна женщина постоянно ходила на бдения и на Литургии. Однажды я спросил ее: – Где твой муж? То есть, я сказал ей те слова, которые Христос сказал святой Фотинии, самарянке: «Где твой муж?» Она ответила: – Батюшка, он не интересуется такими вещами, он в другом месте. – Кто он? Ты что, за мусульманина вышла замуж? – Нет, просто он вообще не религиозен. Ему не нравятся такие вещи. – Понятно. А когда ты идешь в церковь, что он говорит? – Мы всегда ругаемся, прежде чем я уйду в храм, но я все-таки ухожу, потому что хочу быть рядом с вами, батюшка! И улыбнулась. Она подумала, что я скажу ей: – Молодец! Но я сказал ей: – Послушай, мы не можем совершать бдение, зная, что твой муж хочет, чтобы ты была дома. Совершенно не нужно, чтобы он переживал из-за тебя и из-за меня. – Батюшка, он и на Бога злится! – сказала она тогда. А потом добавила торжествующе: – Я знаю, что Христос нас разведет! Вслушайтесь в эти слова! «Христос нас разведет!» Христос ни в чем не виноват, но наше поведение, тот образ жизни, по которому мы иногда переживаем Христа, заставляет людей думать, что Он может стать причиной развода. Я ей сказал: – Послушай! Оставь свою просфору и иди домой, придешь в храм утром. Утром он тебе разрешает ходить на службы? – Да, разрешает. Ему не нравятся вечерние бдения, потому что он хочет, чтобы я была дома, с ним.  – Так останься дома! – Хорошо, – ответила она, – но он не говорит на духовные темы. – Говоришь ли ты о духовном на исповеди, например? Попробуй, сядь рядом с мужем, прояви внимание к тому, что он тебе скажет, выслушай его. Будь терпелива, чтобы завоевать его сердце, чтобы его полюбить, чтобы тронуть его своей жертвой. Поверь мне, это очень духовный поступок, и очень нелегкий, уверяю тебя! Она поступила так, как я сказал, но это далось ей ценой огромных усилий. Потом я попросил ее: – Передай своему мужу, что я прошу у него прощения, потому что я столько времени не знал, что он не разрешает тебе ходить на бдения. И тут она не выдержала: – Я не могу сказать ему этого! Хватит с него! Я и так сейчас делаю больше того, что он хотел! Как вы думаете, дорогие мои, чего здесь не хватает? В этих словах много эгоизма, но не хватает рассудительности. А рассудительным быть необходимо. Не сметать все на своем пути, а подумать: «Ну что ж, в этот раз я в субботу останусь дома, а в воскресенье утром пойду в церковь. Это будет моя жертва. Так я сохраню близкие отношения с мужем, завоюю его сердце. Я поступлю так, чтобы он смог сказать потом: “Посмотрите, что сделал Христос с моей женой – она стала ласковой, нежной, снисходительной, доброй, сострадательной, понимающей”». В противном случае, он скажет: – Вот! Ты начала ходить в церковь – и посмотри, что произошло! Это страшно, когда о нас, находящихся близко к Богу, принадлежащих к Церкви, говорят: «Посмотри, на этого странного человека в храме!» Почему же нас называют странными? Ведь наш характер, наша доброта, сострадание и уважение к людям должны бы сделать нас самыми привлекательными людьми в мире? Все так, но вот уважения-то нам и не хватает. Когда другой захочет вести свою борьбу, ты это увидишь. Когда он захочет, то будет поститься, будет ходить в церковь, будет исповедоваться... Тогда, когда Бог его просветит. – Так что же, мне ничего не говорить своему мужу, батюшка? – Говори обязательно, но... молчанием и благим примером. Один раз какой-то мужчина сказал мне: – Батюшка, моя жена тебя слушает, скажи ей! – Что мне ей сказать? – Скажи ей, чтобы она не пилила меня! Я не выдерживаю этого! Та отбивная, которую я ем в пятницу, после ее нотаций, я уверен, становится постной! Я ем, а она ходит вокруг стола и ворчит, и ворчит, и ждет меня у двери, чтобы повторить все снова. Это невозможно! Я знаю эту женщину. Она не пропускает возможности пойти в храм на службу, ходит на библейские курсы, беседы, а дома все ей говорят: – Мы не выдерживаем! Это заставляет меня задуматься: неужели возможно, поставив впереди Бога, позади создавать проблемы? Кстати, и та девушка, о которой я говорил, сказала о своем отце: – Мой отец лучше мамы, хотя он редко ходит в храм, но когда услышит о проблеме, старается помочь, раздает милостыню. Когда услышит о каком-то несчастье, переживает и плачет. Что это значит? Это значит, что он чувствительный и сострадательный человек. И еще – это напоминает нам о том, что Христос сказал: «Милости хочу, а не жертвы». А твое сердце смягчается ли рядом со Христом? Если бы мы были настоящими, если бы изменили себя, то рано или поздно сумели бы изменить всех людей – и своих детей, и своего мужа, и свою жену... Быть духовным человеком – не значит много говорить о Боге. Это значит – уметь переживать Бога. А другим говорить о том, что поможет им сделать еще один шаг вперед, чтобы немножко подтолкнуть их. Я это понял на Святой Горе, где в архондарике очень строгого монастыря Дионисиат жил старец, иеромонах. Однажды к нему приехала группа паломников, среди которых были отец с двумя сыновьями. Дети были игривыми и отказывались идти, говоря:  – Сейчас нам не хочется слушать проповеди. – Идем, этот священник очень хороший! Послушаем, что он нам скажет, – уговаривал их отец. Надо сказать, что этот иеромонах был настоящим аскетом. Он редко ел, был очень строгим к себе, но к другим – ровно настолько, насколько они могут понести. Мы пришли и ожидали, что сейчас он начнет говорить на духовные темы, но он начал говорить о результатах последних футбольных матчей Олимпиакоса, Панатинаикоса, АЕКа... И это происходило в архондарике на Святой Горе! Он спрашивал паломников: – Люди, что произойдет в этом году, выиграем ли мы футбольное первенство? Я смотрел на него и думал: «Пресвятая Богородица! Господи Иисусе Христе! Вместо того, чтобы сказать им что-то духовное, то, что возвысило бы их, он говорит о футболе!» Паломники попросили его: – Батюшка, скажите нам что-нибудь духовное. – Когда в последний раз вы водили своих детей на стадион? – ответил на это он. Тогда мальчики, которые тоже были там, обратились к отцу: –Папа, это старец очень хороший, он не как все, он не проповедует все время. Он очень хороший! Чуть позже младший сын спросил старца: – Батюшка, Вы исповедуете? – Да, я исповедую. Ты хочешь исповедаться? – Да, хочу, – прозвучало в ответ. Почему ребенок захотел исповедаться у этого монаха, который говорил на темы, не связанные с верой? Он ничего не сказал им о Боге, но весь его внешний вид – в рясе, с бородой, улыбающийся, с хорошим чувством юмора – располагал к нему людей. Обратите внимание: он улыбался, а не смеялся. Улыбаетесь ли вы дома? Довольны ли вы? Радостны ли? Принимаете ли вы свою жизнь такой, какая она есть? Или вам постоянно плохо, и вы постоянно, без причины, впадаете в меланхолию и в депрессию? Мы просыпаемся утром, и все кажется нам трагическим. Будишь ребенка и произносишь: – О, что это за жизнь... Быстро вставай, надо собираться и идти в школу, снова идти в школу! Будто говоришь: – Войди и ты в эту юдоль, чтобы жить как я. И у ребенка есть полное право возразить: – А куда ты меня зовешь, в какое общество? Мы христиане, мы – Христовы, но в нас нет радости, а у тех людей, которые в миру, она есть, хотя она является лживой. Где же истина? Когда же мы научимся быть счастливыми? После смерти? Эта радость должна присутствовать в нашей жизни, в нашей семье, сейчас, здесь, чтобы укрепить наши отношения друг с другом, наши отношения с детьми. У христианина должна быть эта радость, должно быть мужество с надеждой смотреть вперед и верить, что дела пойдут в гору. Когда уволили одного человека, он пошел в магазин, накупил всякой еды и пошел домой. Зачем он это сделал? Потому что он себе сказал: «Я не допущу, чтобы мое настроение передалось моим близким, чтобы они начали видеть все в черном свете». Когда он вернулся домой, то сказал своей жене: – Где дети? Зови их. Я принес вкусной еды, давайте хорошо проведем время! – Почему, любовь моя, тебя повысили на работе? – Нет, меня уволили! – Неужели ты хочешь угостить нас из-за увольнения? – Да, – ответил он, – потому что мы не сдадимся, мы верим в Бога, и наша надежда на лучшее является доказательством! Хорошо, когда есть такая семья! Ребенок видит, как ведут себя родители, что они говорят, и думает: «Посмотри, как Христос изменил моих родителей: они верят и они сильные». А если он везде видит уныние и отчаяние, почему он должен быть христианином? Зачем ему быть членом Церкви? Об этом мне как-то сказал один мальчик: – Почему я должен быть таким же, как мои родители? Да, они церковные люди, но что в них есть хорошего, чтобы я им подражал? Что? Я вижу только негодование, упреки, капризы, все у них выглядит в черном свете, все их приводит к отчаянию. Думаю, что это были очень важные слова. Улыбайтесь, любите и показывайте это. Помните, я рассказывал вам о женщине, которая ходила в церковь на все вечерние бдения? Так вот, недавно она снова пришла на службу. Она так и не захотела увидеть свои ошибки, понять, что ей нужно восстановить отношения с мужем, стать с ним ближе. Нет! Вместо этого она радостно сказала мне: – Батюшка, я нашла замечательные духовные книги, я тебе их принесу! Я нашла «Подвижнические слова» аввы Исаии!  Я посмотрел на нее, и она тоже посмотрела на меня, ожидая моей реакции. Я сказал ей: – Слушай, что я тебе скажу! Ты читаешь авву Исаию, но что будет с «танцем Исаии» если ты разрушила свой дом? (Игра слов, потому что во время венчания поется «Исаия ликуй!» – Прим. перев.). Ты рушишь свой дом, неужели не понимаешь этого? Думаешь, ты поступаешь хорошо? Знаешь, с чем я сравню твои слова? Ты говоришь о духовных вещах, которые находятся высоко, на 5-ом этаже, а ты еще даже не вошла в подъезд этого дома. То, что я тебе советую, разве не является духовным? Но твой эгоизм мешает тебе понять это. Ты не хочешь ничего слышать и повторяешь только: – Буду делать, что я хочу! Кончилось это тем, что она пришла в другой раз и сообщила мне о своем «еще более духовном» решении: – Я думаю, что мне нужно развестись с мужем и вести подвижническую жизнь! Я ответил: – Разумеется, ведь и в поговорке то же самое говорится: «Кто не хочет месить тесто, тот 10 дней просеивает муку».  Понимаете, эта женщина не хочет бороться с собой, для того чтобы сохранить свою семью и находит возможности, чтобы сбежать. Но вы должны знать, что тот, кто убегает от этого, столкнется с этой проблемой в будущем. Тот, кто думает, что развод является более легким решением, чем сохранение семьи, позже снова столкнется с теми же проблемами. Потому что гибкий человек везде является таким, а человек с трудным и капризным характером и в будущем останется таким же. И нет никаких гарантий, что в будущем жизнь твоя изменится к лучшему, потому что ты не меняешься. Поэтому останься и борись там, где ты находишься, чтобы изменить положение вещей. Решение заключается не в том, чтобы сбежать, а в том, чтобы сесть и поговорить. Поговорить не как враги, не как на суде, не для того, чтобы увидеть, кто лучше и кто прав, но для того, чтобы соединить и сохранить свой дом. Когда мои родители ругались, каждый из них хотел утвердится в своей правоте. Неужели основной вопрос в браке заключается в том, кто прав? Нет! Вопрос заключается в том, как сохраняется брак. Хорошо, я тебе даю право! Скажи, что ты будешь делать с этим правом? Сохранить свой брак – это великое дело. И сохраняется он благодаря самым простым вещам – улыбке, подарку, доброму разговору, молитве, вкусной еде, которую ты можешь приготовить для близкого человека. Обращаешься ли ты к находящемуся рядом с тобой со словами «любовь моя»? Какой-то человек по этому поводу сказал своей жене: – Зачем это мы будем друг другу глупости говорить? Мы же не дети! Посмотри, мы дети! Когда мы ссоримся из-за каких-то мелочей, типа «она сказала мне, а я сказал ей», – разве это не ребячество? В глубине души ты ребенок, но ты забываешь об этом. Поэтому сейчас, пока мы живы, говорите друг другу добрые слова – когда вы вместе, вы можете это сделать. Помните, что земная жизнь не бесконечна. Сколько лет вы женаты? Допустим, что вы проживете еще столько и столько же лет, но и они пройдут очень быстро. Сначала ты один, затем ты женишься, и вас становится двое; появляется первый ребенок, и вас становится трое, потом четверо... Потом взрослые дети начинают жить самостоятельно, и семья снова уменьшается, затем родители снова остаются вдвоем, а в конце жизни ты снова остаешься один. И тогда ты спрашиваешь себя: «Что я сделал в своей жизни? Чего я достиг за все эти годы? Мы жили вместе, но полюбили ли мы друг друга? Хорошо ли узнали друг друга? Родилось ли между нами чувство, которое стоило того, чтобы мы вместе прожили всю жизнь?» Скажите теплые, нежные слова сейчас, пока мы живы, потому что время наше здесь ограничено. Наступит момент, когда вы скажете: – Ах, сколько бы я сказал тебе хороших слов сейчас! Но мертвому что скажешь? Умер муж какой-то бабушки. Им обоим было по 80 лет. Я был на этих похоронах, где она до слез тронула всех: она говорила какие-то потрясающие слова о своем муже: – Мой кипарис! Мой прекрасный! Моя любовь! Мой король! Все плакали в храме. Я ничего не знал про их семейные отношения. Потом оказалось, что пока блаженно почивший был жив, ему несладко жилось с этой бабушкой. Ни одного хорошего слова ему не было сказано. Так давайте же полюбим друг друга сейчас, когда мы живы и живем вместе. Говорите хорошие слова человеку, находящемуся рядом с вами. Это скажут вам мужья, которые похоронили своих жен, или жены, которые идут на могилы своих умерших мужей и произносят такие слова, которые они никогда не говорили своим мужьям, пока они были живы... Поэтому скажите своему мужу о том, что вы хотите от него услышать: – Я хочу, чтобы ты меня уважал, чтобы ты мне говорил, что ты меня любишь. Говорил это всегда. Вот так устроен человек. Он хочет слышать это слово, хочет знать, что кто-то любит его, защищает его, находится рядом. Это является нашей общей потребностью. Нет человека, который в этом бы не нуждался. Нам необходимо научится любить, потому что быть человеком Божиим – это научиться чувствовать потребности другого человека и его боль. Хорошо иметь семью. Тайна заключается в том, что в первую очередь нам не хватает не денег, нам не хватает близости и любви. Если ты видишь, что твой ребенок дома улыбается, радуется, поет, то тогда твой дом является раем. Независимо от того, есть ли у тебя деньги или у тебя их нет, это что-то замечательное. Ты вставляешь ключ в замочную скважину и думаешь про себя: «Дома меня ждет жена, которая создана для меня, которая любит меня и думает обо мне». А жена говорит про себя: «Я на работе, но знаю, что мой муж думает обо мне, о нашем ребенке, о нашей семье». В этом заключается счастье. Кризис в Греции показал, что кроме экономических проблем нам не хватает и душевного «излишка». Мы не имеем сил, не имеем любви между собой, не имеем взаимной близости. Поэтому мы себя очень сильно терзаем. Поверьте, это замечательно, что вы женаты. Не смотрите, что я и многие другие не женаты. Бог призвал нас для другого. У нас другой путь. Никогда не думайте, что заключив брак, вы сделали неверный шаг. Не утратится то, что вы делаете. А тем, кто еще не женился, я хочу сказать: сначала очень хорошо подумайте о своем выборе. Что я имею в виду? Две вещи: человек, которого ты выбрал для семейной жизни, должен быть чистосердечным и с хорошим характером. Какая-то девушка сказала мне: – Я познакомилась с мужчиной, но он не очень религиозен, начать ли мне с ним встречаться? Я сказал ей в ответ: – А ты очень религиозна? – Разумеется! А разве нет? – Я так не думаю. Твоя исповедь не показывает, что ты ведешь совершенную церковную жизнь, что крепко борешься. – Может быть и так, но он-то и этого не делает ... Это все не так важно. Важно, чтобы твой избранник был добрым, благосклонным и чтобы ваши характеры подходили друг к другу. Чтобы вас обоих не тяготило присутствие друг друга, чтобы не насытиться, чтобы слушать, думать, чтобы быть вместе. Это тот критерий, по которому можно судить, подходите ли вы друг другу. Тогда Бог благословляет ваш союз. Недостаточно быть христианином, чтобы жениться на христианке. Мы можем быть христианами, но не подходить друг другу. Такое бывает. Я иногда советую молодым: – Посмотри на эту девушку, она хорошая, она воцерковленная! – А если мы не подходим друг другу? – Но ведь она хорошая христианка! – Нет, я не могу: смотрю на нее и ничего не чувствую! – Дитя мое, но ее дедушка – священник! – Какое мне дело, что ее дедушка – священник? Какая между этим связь? Самое главное, чтобы души соединились воедино и люди могли общаться. Поэтому необходимо внимание и к детям: нельзя заставлять их делать то, о чем потом будете жалеть, в чем будете каяться, плакать и вся ваша семья будет мучиться. Необходимо в сердце иметь молитву и огромное уважение друг к другу и ко всему, что относится к браку. Я желаю вам, чтобы вы всегда радовались тому, что у вас есть семья, потому что это большая честь, что у вас есть семья. Если у вас один ребенок, если у вас много детей, если у вас нет детей – все, что Бог дал каждому и что сейчас дает, все, что вы сейчас переживаете – это большая честь, большой дар. Как радостно знать, что есть человек, который живет и существует для тебя, что это твой любимый, который думает о тебе, уважает тебя, и ты находишься рядом с ним, как же это прекрасно! Это большая честь, что Бог поженил вас и возложил на вас венцы: «Венчается раб Божий рабе Божьей». То есть, твоим венцом является твоя жена. Твоей славой является твой муж. Как же это прекрасно! Желаю вам, чтобы вы радовались этому, желаю вам долгих лет семейной жизни, где все будет ради добра: и разногласия будут ради добра, и ссоры будут ради добра, ради того, чтобы в конце душа смягчилась. Так и будет, необходимо только время. Жизнь должна бурлить и бить ключом. Пусть так и будет, но Бог не оставит нас. Когда мы состаримся, мы станем мягче. Это мне рассказал один дедушка. На исповеди я сказал ему: – Вы очень преуспели духовно, дедушка, Вы давно не говорили мне, что ругались со свой женой. – Ох, сейчас я уже не могу, мне тяжело, уже состарился! – ответил он. Он устал и не может больше ссориться. Его тело теперь тоже ему не помогает, и если в юности он был буйного нрава, то сейчас сидит и учтиво просит: – Пожалуйста, принеси мне чашку чая! – значит, уже смягчился. Эта жизнь пройдет, и ты поймешь, что жена была твоим самым большим благодетелем и что твой муж был твоим самым большим благодетелем. Благодаря ему или ей мы попадем в Рай, потому что мы вместе учимся терпению, смирению, прощению. Учимся тому, чтобы слушать, а не говорить. Учимся любить. Где еще ты научишься этому? Разве сможешь научиться этому сам? Однажды супружеская пара обратилась к старцу Паисию с вопросом: – Батюшка, когда мы ссоримся, кто из нас должен первым уступить? – спросил супруг. – Ведь Священное Писание говорит, что жена должна бояться своего мужа и во всем подчиняться ему. Скажи, батюшка, кто должен уступить! Старец Паисий ответил: – Слушайте, дети, когда вы ругаетесь, пусть более умный уступит! Кто умнее, пусть уступит. Прекращаешь ссору и вопрос закрыт! Когда я говорю «прекращаешь ссору», я имею в виду, что надо остановить ссору, забыть о ней, а не придумывать изощренных способов углубить ее. Это хуже, чем ссора. Одна женщина рассказала мне: – Когда мы с мужем ругаемся, я использую очень хороший метод. Я с ним не разговариваю. – Ты имеешь в виду, что проявляешь спокойствие и смирение во время ссоры? – Нет, батюшка! Я просто не разговариваю с ним! Я притворяюсь, что он не существует, что его просто нет в доме! – Ты это серьезно говоришь? -Да. – Как долго длится эта история? – Три дня, это точно. – Три дня?! – Да, я долго с ним не разговариваю, чтобы он усвоил этот урок! А так, я люблю его, батюшка, не волнуйся, я люблю его, но такой у меня метод вразумления! – Хорошо, а если ты начнешь с ним разговаривать, он что, не сумеет понять, что ты от него хочешь? – Я не разговариваю с ним, потому что если буду с ним разговаривать, то он возгордится! Послушайте, как люди говорят друг с другом в семье! «Чтобы не возгордился, чтобы не имел много власти», – что это за отношения, где один навязывает свою власть другому? Мы не противники, не надо говорить: «Я сумею тебя победить», – «Нет, это буду я». Любовь должна победить. Христос должен победить и единство супругов должно победить, чтобы дети, которые смотрят на вас, говорили с гордостью: – Как хорошо, что у меня такие родители! Когда-то я спросил одного ребенка: – Любишь ли ты Бога? Он ответил мне: – А какой он, Бог? Я сказал ему: – Бог тебя любит, как твой отец! Бог является Отцом! Как твой отец... Но он перебил меня: – Мой отец не очень сильно любит меня, он развелся с моей матерью, он не обращает на меня внимания и давно со мной не разговаривал. Как объяснить такому ребенку, что Бог является Отцом, если отец не является для него примером, если мать не является для него примером? Конечно, Церковь строится на доме, в котором есть дружная семейная жизнь, чтобы можно было сказать ребенку: – Дитя мое, Бог как твой отец с любящим сердцем твоей матери. А как сказать это там, где есть неблагополучные семьи... Не сравнивай свою жену с другой женщиной, своего мужа – с другим мужчиной, своего ребенка – с другим ребенком. Это твоя жена, это твой ребенок и точка! Нельзя стыдиться за своего ребенка, за своего мужа или жену. Запомни: твой ребенок хороший, ты добрая, твой муж добрый, и вы должны вместе постараться сделать что-то хорошее в вашей жизни!

10:03:03 28.11.2017

Тревожность, с которой мы не можем расстаться

– Испытываешь ли ты чувство тревоги? – Я задавал этот вопрос очень многим людям, и большинство из них смотрели на меня, улыбались и отвечали: – Батюшка, это риторический вопрос? Естественно, все мы испытываем тревогу. Может быть, ты не тревожишься? И тогда я оказался в трудном положении: когда я задал этот вопрос себе, то понял, что и во мне живет чувство тревоги. Все мы очень тревожимся. И сейчас, перед началом радиопередачи, я беспокоился и думал, смогу ли сказать то, что надо. Да, и я тревожусь. Идешь в школу и видишь маленьких детей – оказывается, и у них присутствует в жизни напряженность, гонка, паника и неуверенность... Да, все мы беспокоимся. Невероятно, но это стало уже глобальной эпидемией. Всех нас охватывает это состояние. Самое неприятное, что тревога – это то, что невозможно описать, не знаешь, что она собой представляет. Пытаешься подобрать слова – и не можешь. Что же это, в конце концов? Это – переполняющие душу страх, неуверенность, ощущение надвигающейся беды или мучительное воспоминание о том, что уже произошло. Так мы и живем: либо опасаемся того, что может случиться, либо то, что уже случилось, не отпускает, смущает и угнетает нас внутренне, ни на минуту не оставляя душу в покое. Мы постоянно куда-то спешим, мы не умеем наслаждаться жизнью, которую нам даровал Господь. Мы постоянно находимся в погоне, постоянно ждем чего-то нового, отличающегося от того, что есть у нас сегодня. И возникает вопрос: а когда мы будем радоваться сегодняшнему дню? Когда им насладимся? Ведь то, что тут и сейчас, в твоих руках, так быстро исчезает. Время летит. Я говорю, и время пролетает, проходит. Настоящее постоянно ускользает от нас, мы постоянно живем в другом времени – между прошлым и будущим – и не замечаем настоящее. Сейчас часы показывают начало второго, но мы живем не этим часом, а завтрашним или послезавтрашним днем, думаем о том, что произойдет через месяц, какими мы будем. И туда, в будущее, мы заглядываем не созидательно и творчески, а с чувством тревоги. Постоянное ожидание чего-то и размышления об этом делают нас больными, и мы теряем способность радоваться. Например, сейчас ты занимаешься какой-то работой, которая доставляет тебе удовольствие, но чуть позже она перестанет радовать тебя, потому что ты начнешь думать о следующих задачах, а потом – о следующих, и так бесконечно. Мы никогда не живем сегодняшним днем, не живем здесь и сейчас – а ведь это является единственно надежным и безопасным. Это то, что тебе принадлежит, благодаря чему ты можешь наслаждаться тем величайшим даром Божиим, который называется жизнью. И тем не менее, тревога не покидает нас, мы мечемся между тем, что было в прошлом, между воспоминаниями, переживаниями, событиями и тем, что теоретически может случиться в будущем. Таким образом проходит жизнь, летят годы и мы заболеваем. Не радуемся, не наслаждаемся, у нас неспокойные лица, неспокойные сердца, мы не умеем улыбаться, не можем вникнуть в происходящее и сказать: «Слава Богу!» Мы не можем остановиться. Становится страшно, если подумать, куда мы так спешим: мы спешим к концу своей жизни. Как будто торопимся побыстрее умереть. Если умеешь жить настоящим, то понимаешь, что сейчас у тебя все хорошо, потому что в действительности у тебя не так много проблем, как предсказывало тебе твое тревожное воображение. Представим себе такой разговор: – Я плохо себя чувствую. – Что-то случилось? – Нет, но я встревожен. – Почему? Мы сидим и разговариваем. Тебе холодно? – Нет. – Жарко тебе? – Нет, все в порядке. – Может быть, ты голоден? Давай, я дам тебе что-нибудь поесть? – Нет, спасибо! – Может быть, ты хочешь воды? – Нет! – Значит, ты не голоден, не испытываешь жажды, тебе не жарко, не холодно. Но, может быть, тебе кто-то угрожает, может быть, есть человек, который тебя преследует? – Нет, у меня все хорошо. – Итак, с точки зрения условий жизни у тебя все хорошо, у тебя все есть. Представь, если бы кто-то из космоса мог увидеть тебя, живущего на планете Земля, хорошо одетого, сытого, то он непременно бы удивился, увидев беспокойство на твоем лице, тогда как сейчас у тебя все есть. В этот момент у тебя нет проблем. – Понимаю. Но дело в том, что я не знаю, как послезавтра пройдут экзамены, которых я жду, поэтому волнуюсь. – Но ведь это же будет послезавтра! А ты мне сейчас на вопрос: «Что с тобой?» – отвечаешь: «Я плохо себя чувствую, я встревожен, я беспокоюсь о том, что случится». Твоя проблема заключается в том, что у тебя все хорошо, но ты не понимаешь, что у тебя все в порядке, не радуешься этому, сам ищешь себе повод и причину для беспокойства. Думаешь о том, что произойдет после экзаменов, что будет с тобой через несколько лет, кто будет заботиться о тебе в старости, что случится после твоей смерти, как будут жить твои дети, как распределишь свое наследство. Но скажи мне: разве это сейчас произойдет? Если бы ты ощущал каждую секунду своей жизни, как дар, который сейчас дает тебе Господь, тогда бы ты беспокоился о каждой проблеме только один раз. Когда, спросишь ты? Тогда, когда возникнет проблема, конечно. А сейчас что ты делаешь? Постоянно переживаешь, а ведь волнующая тебя ситуация, в конечном счете, может и не возникнуть. Пойми, ты тревожишься и терзаешься намного больше, чем Господь хотел бы для тебя. Бог допускает,чтобы мы встретились с болью, но тревога явлается нашей собственной глупостью, нашим безумием, тревога – это ложь, которую мы сами создаем, с которой живем, и которой терзаемся. Боль является спасительной, в жизни надо пройти через страдания, притеснения, болезни, и это отведет тебя в рай. Господь допускает боль, чтобы дать тебе радость. Ту настоящую радость, которую мы потеряли из-за больного наслаждения, удовлетворения нашего эгоизма, и теперь только через страдания, через боль мы можем приблизиться к Богу. Но тревогу Господь не создавал. Тревога не является той избавляющей, творческой болью, которую Господь посылает нам и допускает ее пережить. Тревога – это мучительное состояние, которое мы сами себе придумали, благодаря ей мы стареем раньше времени, терзаемся сами и терзаем других. Попробуй, заставь свой ум работать, удержи свое воображение, это оно виновато во всех сценариях, которые ты придумываешь, рисуя в своей голове события, которые еще не произошли. Произойдет землетрясение, говорят некоторые. И ученые не могут сказать, когда это будет, потому что и они не знают с точностью. Когда это случится, через пять недель или через пять месяцев? По всей Греции говорят о том, что нельзя спать в домах, под крышей, вдруг это случится ночью. Все ждут. Ждут и боятся. Паника, которая возникает вокруг землетрясения, в результате может привести к более гибельным последствиям, чем само землетрясение. Все это происходит, потому что мы не имеем настоящей веры. Если ты по- настоящему веришь в Бога, то тебя не мучает тревога о том, что случится завтра или послезавтра. То, что тебе необходимо знать, Господь тебе уже сказал. Сказал не только о том, что будет завтра, но и что будет, когда наступит конец света, сказал тебе о Втором пришествии, все сделал, чтобы ты не беспокоился и знал, что существует Царство Божие, которое, я надеюсь, тебя ожидает; знаешь ты и о том, что существует место пребывания далеко от Бога – это место называется ад. Господь сказал тебе то, что нужно и полезно, а о другом тебе знать не надо. Почему? Потому что Бог милостив и человеколюбив. Он знает и понимает нас, потому что Сам был Человеком. Значит и ты должен быть человечным, понимать другого и не обременять его, потому что Господь нас не обременяет, не загружает нас Своими заботами и Своим знанием, потому что мы не можем их перенести. Он дает нам лишь то, что мы можем вынести и не хочет создавать в нас тревогу. Господь не сказал нам, когда произойдет второе пришествие, потому что знает, что это нас растревожит. Бог хочет, чтобы мы знали с чем мы можем столкнуться в жизни, чтобы всегда были готовы подвизаться спокойно, мирно, смиренно, с доверием, и когда Он придет, могли бы встретить Его с радостью. Если каждый прожитый день приближает тебя к Богу, то, что бы ни произошло, пусть происходит. Какой странной стала наша жизнь! Вместо того чтобы ее сделать раем, мы превратили ее в ад. У нас есть все, но мы все время переживаем; если в доме одна машина – тревожатся за одну, если больше – тревога возрастает пропорционально количеству машин, припаркованных у дома. Имеешь дачу – еще одна тревога: чтобы ее не ограбили. Сигнализацию поставил, и снова беспокоишься: что будет, не откажет ли? У нас в домах идеальные замки, электронные системы слежения, сигнализация, собаки, которые следят и охраняют наш балкон, сад, автостоянку... А сколько сейчас страховых компаний! Вы можете застраховать все, что угодно. И все же наша душа тревожится, мы не можем спать спокойно. Мы чувствуем постоянный дискомфорт, с нами что-то происходит. У многих возникают физические проблемы от постоянного стресса. Они чувствуют тяжесть на сердце, их артериальное давление поднимается, им нечем дышать. Все это – болезни души, которые отражаются на теле. Когда душа смущена, она смущает и тело. Когда тело неспокойно, то и душа мучается. Все это взаимосвязано. Когда сумеешь понять, что то, что тебя беспокоит, не так важно, как кажется, то перестанешь тревожиться. Ведь тревогу испытываешь, когда думаешь, что то, что тебя волнует, является проблемой мирового значения. Каждый день ждешь и говоришь: «Это обязательно должно случится!» И если ожидаемое событие не произойдет, ты заболеешь. Например, ты очень хочешь пойти на прогулку. Прекрасно, но ведь эта прогулка не является смыслом всей твоей жизни. Обстоятельства могут сложиться так, что ты не сможешь выбрать время для прогулки. Но если ты вложишь в нее душу, и будешь добиваться прогулки любой ценой, то будешь мучительно переживать, если этого не произойдет. А ведь так просто сказать себе: «Не получилось, ну, ничего страшного, в следующий раз!» Если наша душа станет настолько гибкой, что мы спокойно, не упорствуя, сможем менять свои планы, изменять свои решения, тогда, чтобы ни случилось, мы научимся принимать это спокойно, говоря: «Прекрасно, мне это Господь послал! Я хотел одного, но Бог мне дал другое. Значит, так было угодно Богу!» Мы же, в основном, предпочитаем всего добиваться силой, проявляем упорство, настаиваем на своем, и очень переживаем свою неудачу. Я обратил на это внимание однажды, когда хотел купить себе интересующую меня книгу. Я пошел в книжный магазин, но не нашел там ее. Тогда я пошел в другой магазин, но и там поиски оказались безрезультатны. Время летело, и книжные магазины начали закрываться. Я стал беспоиться, спешить, чтобы добиться своего и все- таки купить эту книгу. Пошел в третий магазин, но там ее тоже не было. Я нервничал, я говорил себе: «Надо срочно идти еще в один магазин, надо торопиться, вдруг я не успею, и он закроется!» И в какой-то момент, когда я почти бежал по дороге, я вдруг подумал: «Предположим, что мне повезет, и я, наконец-то, куплю эту книгу. Стану ли я прямо сейчас читать ее? Нет. Почему бы тогда не купить ее позже? Скажем, завтра». И я успокоился. Нам всем надо учиться не быть упрямыми, не упорствовать, добиваясь своей цели, и тогда мы не будем беспокоиться, не будем страдать, а сможем сказать спокойно: «Пусть будет на все Божья воля! Господь все устроит». Давайте учиться на примере святых, которые не только не переживали, когда не получали желаемого, но и не сокрушались, даже когда что-нибудь теряли. Это их не волновало, не беспокоило, хорошее они воспринимали с миром в сердце и с благодарностью Богу, а о потере спокойно говорили: «Хорошо, что Бог допустил мне это потерять!» Впрочем, если я с чувством тревоги поеду сейчас на Святую Гору, то буду ее носить в себе и там. Сегодняшние святогорские монахи – это люди нашего времени, они не прилетели с другой планеты, они еще не ангелы, а люди. Однако старые святогорцы, которые уезжали из спокойного городского мира, чтобы жить еще более тихой жизнью на Святой Горе и чтобы отдать себя полностью Богу, когда опаздывали на паром из Афона, не гневались, а говорили: – Ничего страшного! Сяду на следующий паром! А знаете, когда прибывал следующий паром? Только на следующий день. Один паром в сутки. Мы же, когда опаздываем на автобус, на трамвай, не успеваем на поезд в метро, мучаемся и переживаем. Садимся на следующий автобус, пришедший через десять минут, и не можем успокоиться и утихнуть всю дорогу. А они говорили: «Ничего страшного! Сяду на следующий паром!» – и их лица были спокойны. Монах возвращался обратно в свой монастырь, снимал с плеч рюкзак с продуктами и начинал молиться, затем снова шел в огород и начинал работать. Иной ритм, другая жизнь... –Да, батюшка, – скажете вы, – но это когда было! А сегодня мы не такие. Сегодня мы постоянно торопимся! Если не будем торопиться, то не выплывем в этом житейском море. А я отвечу: когда надо, торопись, но затем будь спокойным. Вопрос ведь не в том, торопиться или нет внешне, главное, не допустить, чтобы эта спешка стала частью твоей души. Да, торопись, когда надо, когда есть много работы. И в монастырях на Святой Горе, когда приезжают официальные гости, или какой-то праздник и ожидается большая трапеза, монахи много работают. Они в постоянном движении, бегают, что-то делают постоянно, но душа их, однако, спокойна, она никуда не торопится, она предстоит пред Господом. И все время они молятся: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Господи Иисусе Христе, помилуй мя!». То есть, моя душа отдана Христу и я спокоен. И все идет хорошо. Вот так должно быть, и об этом говорит и старец Паисий. Он рассказывает, что когда он жил в монастыре Эсфигмен, на него и еще одного монаха из братии возложили послушание после Святой Литургии готовить кофе для гостей. Тот, другой монах, волновался, тревожился и уходил из храма до молитвы «Молитвами святых отец наших...», чтобы успеть сварить кофе, потому что говорил себе: «Иначе я не успею!» – Я же, – рассказывает старец Паисий, – говорил себе: успокойся, останься помолиться, чтобы успокоилась твоя душа, а затем пойдешь готовить кофе. Бог все знает, он знает, что тебе поручено делать. Старец жил с сознанием постоянного присутствия Бога в своей жизни, с пониманием того, что Бог все знает и помогает всегда. Поэтому старец Паисий выжидал. Заканчивалась Литургия, он брал просфору и спокойно шел готовить кофе. – И знаете, что я заметил? – говорит он, – у того монаха, который раньше меня уходил из храма, все получалось из рук вон плохо: он торопился, нервничал, проливал кофе, обжигался. А я после «Молитвами святых отец наших...» успевал во всем, и все у меня получалось. Как же Бог хорошо все устраивает! Какой поучительный пример! И мы должны, пока есть возможность, не торопиться, не нервничать, жить в спокойном ритме, и тогда будем успевать все, что должны. Нужно так устроить свою жизнь, чтобы душа не тревожилась и была спокойна. Душа того монаха, о котором говорил старец Паисий, была смущена, и поэтому у него ничего не получалось. Но даже если бы он и справился со своей задачей, но не имел бы Божиего благословения, то душа бы его все равно прибывала бы не в мире, а излучала бы смятение. В этом суть дела. Не в приготовлении кофе, а в нашем внутреннем спокойствии. Тревога не исчезает, а только возрастает, когда избегаешь Бога и не доверяешь Ему. Некоторые люди, например, выходят из храма до окончания Литургии, чтобы успеть сделать запланированное на день. Это неправильно. Живя с Церковью одной жизнью, ты научишься преуспевать во всем. Господь будет задавать ритм твоей жизни, и тогда все будет происходить в свое время, и ты будешь все успевать, будешь чувствовать себя спокойно, и благословение Божье будет на всех твоих делах. Однажды я спросил у одного человека: – Как ты преодолеваешь чувство тревоги? Он ответил: – Мне кажется, оно непреодолимо. Все испытывают тревогу, это неизбежно. Я сказал ему: – Это справедливо только для тех, у кого есть склонность к этому. Действительно, есть люди, которые особенно остро переживают все, происходящее вокруг, и считают себя ответственными за это. У них сильно развито чувство вины, и им очень сложно сохранять мир в душе. Что бы ни случилось, их охватывает паника, хотят они этого, или нет. Эту особенность своей личности человек должен знать, тогда он научится управлять тревожностью, контролировать ее, для того, чтобы не мучить ни себя, ни других. К сожалению, сейчас мы дошли до того, что воспринимаем это болезненное состояние как что-то естественное. Хотя, если вдуматься, то сразу видна разница. Одно дело – волноваться, если мы ожидаем гостей, и поэтому убираем дом, готовим, накрываем стол. В этот момент мы активны, торопимся, в нас присутствует положительный заряд, жизненная сила – ведь мы искренне хотим, чтобы все были довольны. И совсем другое – гангрена тревожности, которая медленно разъедает душу. То мучительное состояние неуверенности, которое делает человека больным. Тому, кто бесконечно испытывает стресс по собственной вине, противостоит уравновешенный человек, человек, который делает все спокойно, естественно, живет без паники, без болезненных забот, то есть так, как заповедал нам Христос. Вспомните, в Деяниях Апостольских рассказывается о том, что святые апостолы Павел и Сила ночью в темнице спокойно спали, хотя утром их должны были отвести на суд. А теперь представьте себе: через несколько часов тебя будут судить, твоя жизнь под вопросом, а ты спишь спокойно! Невероятно, – скажете вы. Но эти великие мужи сумели сохранить мир в душе и полностью вверить себя благой воле Божией. Разве может Творец оставить Свое творение? Но и тогда практически не было людей, обладающих таким душевным спокойствием. По словам святого Иоанна Златоуста, даже сам Христос не смог в те времена найти человека, который бы не тревожился о будущем, чтобы нам сказать – будьте как этот человек! И тогда все чувствовали неуверенность, переживали, что принесет им грядущий день. Не было такого человека. Не мог Христос указать на него апостолам со словами: « Посмотрите, как он спокоен! И вы будьте как он». А говоря о простоте и чистоте сердца, Христос привел в пример детей. То есть Ему легче было найти чистых сердцем, чем не тревожащихся. И тогда Он обращает наш ум, наши глаза к природе, к цветам, к птицам небесным: «Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, и Отец ваш Небесный питает их (Матф. 6,26)». Господь заботится о нас, потому что мы – Его творение, творение Его любви, Его сердца. А мы живем так, как будто не имеем Бога, как будто не имеем Отца Небесного, как будто Христа не существует, как будто Он не рядом с каждым из нас. Мы ежеминутно забываем о клятве, которую Он дал нам. Господь говорит: может наступить время, когда мать забудет своих детей, но Я никогда тебя не забуду, никогда тебя не предам, не оставлю тебя во время твоей болезни, на больничной койке, на инвалидной коляске, буду с тобой в том, что тебя беспокоит, во всех твоих скорбях, в нищете и горе Я буду рядом с тобой, обещаю тебе. Он сказал это на Кресте и подписался Своей кровью. «Нет большей любви, чем та, которая есть у Меня – пожертвовать своей жизнью ради своих друзей, и Я так сильно люблю вас, что делаю это», – говорит нам Господь. Значит, твоя жизнь не случайна, ты не оставлен на произвол судьбы, Бог наблюдает за тобой, защищает тебя и говорит тебе: «Я дал тебе жизнь, неужели Я тебе не дам все необходимое для жизни и оставлю тебя? Я дал тебе тело, неужели Я не позабочусь о нем – о еде, воде, одежде, о твоем доме, о том, что тебе необходимо, неужели Я не позабочусь о тебе? Тогда зачем Я тебе дал тело? Зачем Я тебе дал душу? Зачем тогда Я поставил тебя на этой планете, неужели, чтобы тебя мучить? Конечно, нет! Взгляни на Голгофу, посмотри на Мое лицо, посмотри в Мои глаза, чтобы понять, что Я люблю тебя! А ты все время чего-то боишься, постоянно в смятении. Я тебе дал столько доказательств Моей любви, а ты слеп, и глаза твои не видят ничего!». Что же это? Как можем мы быть такой чудовищной раной для Бога, ... Его своими поступками, причинять Ему боль, да, боль, потому что жизнью своей мы как будто постоянно говорим Ему: «Я Тебе не верю! Не верю, что Ты существуешь! Не верю, что Ты меня любишь! Я не верю, что Ты мне поможешь!» Думаете, это не про вас? Вы скажете: «Но, батюшка, как же так, мы ходим в храм, молимся, слушаем церковное радио, может ли такое быть, чтобы мы не верили?» А я отвечу: «Может». Потому что теоретически мы верим, что Бог существует, что-то знаем и говорим об этом, но не переживаем веру как доверие. Доверять – это отдавать всего себя без страха, полностью. Тот, кого ребенком учили плавать, помнит, что родители говорили ему: «Не волнуйся, расслабь свое тело, мы держим тебя, помогаем тебе, дыши спокойно, если ты испугаешься, забеспокоишься, то ты утонешь». Так и Господь говорит человеку: «Расслабься, успокойся, перестань переживать о себе, доверься Богу, и тогда почувствуешь, что означает настоящая вера, не теоретическая, а вера сердца и опыта». Попробуйте вверить себя Богу, и увидите, что Господь благ, попробуйте, и ощутите Его доброту, милосердие и любовь. И тогда вы поймете, о чем говорил Христос, заповедуя не думать о завтрашнем дне, а жить сегодняшним: «Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы (Мф. 6,34)». То есть, достаточно и сегодняшних забот и проблем, не нагружайте себя дополнительно, живите сейчас, проживайте каждую минуту так, чтобы почувствовать, что Бог любит нас, каждого из нас, без исключения. Но... Ты не веришь, что каждый миг, каждую секунду Он рядом с тобой? Тогда сделай одно движение – положи руку на сердце и почувствуй, как оно бьется. Что это означает? Это значит, что в этот момент, когда ты сомневаешься в Нем, Господь заботится о тебе, и поэтому твое сердце бьется. Господь любит тебя, и свидетельствует об этом биением твоего сердца, твоим дыханием, твоими глазами, которые видят мир, твоими ушами, которые слышат, твоими органами чувств, которые могут воспринимать все дары Божии, которые даны нам в этом мире. Человек должен научиться жить с ощущением присутствия Бога в своей жизни – и постепенно это чувство изгонит болезненную тревожность из его души. Если мы сумеем почувствовать Божию любовь, то увидим, что все остальные проблемы исчезнут. Мы успокоимся, наша душа избавится от бесконечного стресса, напряжения, трудностей, которых, на самом деле, практически не существует. Мы задавлены своей логикой, своим рационализмом, полагаемся на свои силы, на свой интеллект, на свои способности, деньги и знакомства, и очень мало доверяем Богу. Пока не поздно, надо изменить это в себе, и, склонив голову, сказать: «Господи, возьми мою жизнь и делай с ней что хочешь, только бы я чувствовал, что Ты меня направляешь, что Ты держишь меня, что Ты меня защищаешь, что Ты меня любишь, что Ты находишься рядом со мной! Этого мне достаточно!»

11:08:02 22.11.2017

Игорь Мисюков

Архимандрит Андрей (Канонас)


http://feeds.feedburner.com/hfoc/Yxul Получить информер из RSS-канала:  http://feeds.feedburner.com/hfoc/Yxul http://feeds.feedburner.com/hfoc/Yxul http://hfoc.ru/ips/blog просмотрен 101 раз

 

Добавить RSS к себе в ленту:


Добавить в список для экспорта в список для экспорта



 

Другие RSS этого сайта:

Игорь Мисюков

Игорь Мисюков

<! >

Вернуться в раздел: Религия

страницы(22):


Реклама

Каталог RSS новостей:

Авто/мото/вело Администрации Безопасность Бизнес, финансы Благотворительность Блоги @Mail.Ru Блоги blogspot.com Блоги intwayblog.net Блоги wordpress.com Блоги ya.ru Блоги блог.ру Блоги, дневники Веб-разработка Города, регионы Деньги Дизайн Дневники LiveInternet Дневники@Diary.ru Дом, семья Женщинам Живой журнал Животные Законодательство Записи Twitter Знакомства Игры, игрушки Интернет Каталоги Кино, видео Компании Компьютеры Консультации Красота, здоровье Кредиты Кулинария Культура, искусство Литература Медицина Мобильная техника Мобильный контент Мода, стиль Мужчинам Музыка Недвижимость Новости Образование, наука Общество Объявления Оптимизация Отдых, туризм Подкасты Политика Порталы Пресс-релизы Природа, экология Программы Происшествия Промышленность Работа Радио, телевидение Развлечения Рамблер-Планета Реклама Религия Рукоделие СМИ, периодика Связь События Спорт Стена Facebook Страхование Строительство, ремонт Техника Технологии Товары, услуги Торговля Транспорт Файлы Форекс Форумы, сообщества Фото Электроника Юмор

<! >