<! >

Кофе с коньяком

Кофе с коньяком – И что же было потом? – А ничего не было, я проснулась. Ключ, который он мне дал в этом странном сне, был у меня в связке. Только ведь этот ключ и раньше там был. С тех самых пор, как я купила квартиру и поменяла дверь и замки. – Ирина закончила пересказ своего сна и принялась за салат, стоящий перед ней. Они уже около часа сидели в этой кафешке и делились новостями. Давно они не болтали вот так, не по работе. Она рассказала про свои сны, он про свою новую работу. Разумеется, он умолчал про свою задачу, поставленную новым руководителем и про свой новый дар слышать мысли людей, которые его окружали. Хотя с ней все было, как и раньше – ее мысли оставались тайной для него. Вероятно, из-за амулета, о котором она только что рассказала, как раз и был тому причиной. Точно он в этом не был уверен, но не исключал такой возможности. Ведь мысли других посетителей и официантов он по-прежнему слышал. Вывод напрашивался сам собой. Он явно был участником чьей-то игры и мяч, как говорится, был не на его стороне поля. Уходить сегодня, точно так же, как и в предыдущий раз, придется с пустыми руками – никакой полезной информации Иннокентий не получил. На самом деле, он и не ожидал уже «чудес» от этой встречи. Это было просто его давнее желание. Как-то не получалось у него часто встречаться с Ириной, и вовсе не по его вине. *** Она была все так же прекрасна, как и во все предыдущие их встречи. Даже это место не могло испортить впечатление, хоть и накладывало свой отпечаток на его мысли. Здесь царило то, что он мог охарактеризовать, как полнейшую безнадегу. Никакой радости и веры в светлое будущее. И давящая духота вокруг, словно в квартире на солнечной стороне, в которой давно не открывали форточку. Инструкции он получил достаточно четкие и знал, что должен был делать. Его будущее представлялось ему достаточно ясно. Она снова протянула к нему руку. Он подошел ближе, заглянул в ее полные тоски глаза и заключил ее в свои объятия, ощутив почти забытое тепло ее тела. Какое-то время ничего не происходило. Затем она начала истончаться, пока, наконец, не исчезла совсем. Обмен состоялся. Он остался, чтобы она могла вернуться. Он так хотел. Так было правильно. *** Когда Евгений вошел в кабинет к Клинову, там уже сидел знакомый ему журналист. Олег что-то нервно отстукивал подушечками пальцев по поверхности массивного стола, выдавая нервное напряжение. Антон сидел спокойно, однако лицо его выражало глубокую задумчивость. На столе стояли две кофейных чашки и металлическая фляжка. Нестеров готов был поспорить на что угодно, что во фляжке был алкоголь. – Я не вовремя? – Спросил он. – Да нет, все в порядке, – ответил Олег, жестом приглашая его присесть. – Чай, кофе? – Кофе, если можно, – кивнул Евгений, – с двумя кусочками сахара. Клинов нажал кнопку на модном селекторе и попросил секретаря принести еще чашку кофе для гостя. Через минуту, когда третья чашка с горячим напитком оказалась на столе, Олег пододвинул гостю фляжку. – Угощайтесь, – произнес он, – можно на «ты»? – Да, без проблем, – ответил Евгений. – Французский, – удовлетворился ответом Клинов, кивнув в сторону фляжки. Гость открутил крышку на металлической емкости и понюхал содержимое. Нечасто ему доводилось пробовать хороший коньяк – зарплата врача не позволяла. В том, что коньяк был хороший, он ни на минуту не усомнился. Сдобрив кофе содержимым фляжки, он сделал глоток. Вкус оказался довольно интересным. Не решаясь начать беседу, он выжидающе посмотрел на Олега. Тот понимающе кивнул и спросил: – Есть какие-то новости? – Да, могу я говорить в присутствии Антона? – Ответил Евгений. – Можешь, его это тоже касается. – Подтвердил Олег. – Хорошо, – удовлетворенно сказал Нестеров. – Всего около часа назад я беседовал с руководителем научно-исследовательского института вирусологии, и он мне поведал, что препарат, который, по его мнению, может помочь Веронике, был разработан и запатентован в этих стенах. – Как я и предполагал, – Сказал Клинов Антону. Тот в ответ кивнул. Олег успел ему рассказать о том участии, которое принимал в этой запутанной истории. Антон на правах взаимности раскрыл ту ее часть, в которой участвовал сам. Нельзя было сказать, что все сразу стало ясно, скорее, еще более запуталось. – Лекарство не проходило клинических испытаний на людях, только на лабораторных крысах, думаешь, оно поможет моей дочери? – Продолжил Олег, обращаясь уже к Нестерову. – У нас не так много вариантов, – пожал тот плечами, – я бы даже сказал, их нет. У меня в отделении с десяток пациентов с такой же клинической картиной. И их состояние хуже, чем у Вероники, можно начать с них. Олег многозначительно хмыкнул. Затем сказал: – Хорошо. Такой вариант нас устроит. Я предоставлю отделению лекарство. Только не затягивай с лечением, если все пойдет как надо. – Договорились, – согласился Евгений. – Я бы предпочел не откладывать дело в долгий ящик. – Разумеется, – подтвердил Клинов, – я сейчас же отдам все необходимые распоряжения. Лекарства получишь на складе. Евгений кивнул, допил кофе и вышел из кабинета. Он не стал ... гостеприимством и расспрашивать Олега, как получилось, что его дочь оказалась в списке больных. Клинов не производил впечатления человека, который мог нарочно такое сделать со своей дочерью. Видимо, это все же было совпадением. По крайней мере, в это хотелось верить.

19:00:00 29.08.2016

Занятный «расклад»

Занятный «расклад» День этот как-то не задался. Поэтому она брела по проспекту, лавируя между прохожими, иногда заглядывая в витрины магазинов и бутиков. Бублик как-то сник накануне, и когда она уходила из дома, тихо лежал около своей миски с едой, Не притронувшись к аппетитным кусочкам, которые она ему положила утром. Он не пытался подставить свой бочок для того, что она его погладила, и вообще практически не обращал на нее внимания. Все как-то навалилось в этот день. Начальник сегодня взъелся на нее из-за какого-то счета. Все уши прожужжал по поводу важности этой злосчастной бумаги. Можно подумать на кону была его жизнь или репутация компании. Хотя, может, так и было... Она почти все пропустила мимо ушей, фокусируясь на своих мыслях. Прохожие как будто быстрее шли. Словно что-то важное происходило в городе, и они это каким-то образом ощущали. Не знали, но ощущали. А это интересная мысль. На это можно было списать и настроение обычно спокойного шефа. В принципе, любому событию можно придумать рациональное объяснение. И не важно, что объяснение это будет столь же далеко от истины, как Бетельгейзе от земли. Придумать то все равно можно. Ее размышления прервала трель мобильного телефона. «Жду тебя возле подъезда» прочитала она текст СМС. Сообщение с незнакомого номера. Кто это мог быть? Она перебрала мысленно варианты, но ни к одному из них не склонилась. Это мог быть кто угодно. Стоило поторопиться, чтобы не заставлять ждать автора СМС. *** Рабочий день только начался. На столе громоздилась стопка отчетов, проверку которых Кряжин не закончил накануне. Вряд ли там было что-то важное, поэтому он не торопился приступать к ним. Чайник щелкнул выключателем, когда вода в нем закипела. Он налил кипятка в стеклянную прозрачную кружку, насыпал чая в металлическое ситечко и опустил его в воду. Ему нравилось наблюдать, как чаинки постепенно окрашивают содержимое кружки, именно поэтому она была прозрачной. Сахар он не любил, поэтому давно уже не клал его. Просто чай. И не какая-то пыль с ароматизаторами в пакетиках, а нормальный, развесной. Эту партию ему привез коллега с самого острова Цейлон, когда вернулся оттуда из отпуска. В юности Кряжин любил кофе. Хотя он и сейчас его любил, наверное, вот только врачи кофе ему запретили. Пришлось перейти на чай. Он поставил кружку на стол и подошел к окну. Отсюда, с последнего этажа института, открывался отличный вид на сквер, раскинувшийся между корпусами. Зеленые деревья, скамейки, асфальтированные дорожки, по которым быстрым шагом шли опаздывающие на работу сотрудники. Конечно, можно было ужесточить трудовую дисциплину и наказать тех, кто опаздывает. Вот только хороших специалистов тяжело найти. Да и лишаться такого зрелища по утрам не хотелось. Там же в сквере прогуливались важно голуби, задорно прыгали воробьи. Еще какие-то птицы, известные орнитологии, но совсем не знакомые ему, перелетали с ветки на ветку. Обычное рабочее утро. Телефонный звонок отвлек его от созерцания. Он вернулся к столу и поднял трубку. – Алло, – сказал он в трубку будничным голосом, как делал десятки раз на дню. – Да, Евгений, помню, помню. Да, будет даже больше минутки, заезжай. *** – Его сейчас нет на месте, – проинформировала Антона дежурная сестра. – А он сказал, когда вернется? – Сказал. После обеда. У него какая-то встреча. Сказал, что важная. Будете ждать или передать ему, что вы заходили? – Нет, я не буду ждать, – ответил Широков, – попросите его набрать меня, когда вернется. Звонить на сотовый Антон не стал, и оставлять свой номер тоже – его номер был у Нестерова. Проведать Нику его не пустили, сославшись на отсутствие указаний от главного врача. Он не возражал и не возмущался. Не оттого, что не хотел ее видеть, просто в инфекционном отделении с этим лучше не шутить – неизвестно, насколько заразна болезнь, легко самому оказаться пациентом. Выйдя из больницы, он пошел в офис к отцу Ники – разговор, которого хотел Клинов, так и не состоялся, это нужно было исправить. Тем более, что идти было не так уж далеко. «Буду минут через 20», отправил Антон сообщение. *** Из здания научно-исследовательского института Евгений вышел озадаченным. Разговор получился довольно продуктивным, и ему нужно было обдумать все. Информация, которую он получил, обескураживала. Что это, злой рок, или отец его новой пациентки ставил опыты на собственной дочери? Как Клинов стал точкой схождения вероятностей, ключом к решению этой загадки? Ну не чудовище же он, в конце концов, чтобы так поступать с собственной дочкой. Кряжин, руководитель НИИ, с которым он в это утро пил чай и с которым был знаком с самого своего выпуска из ВУЗа, поведал ему интересную информацию. Она не была секретной, поэтому все было в рамках закона. Суть же ее сводилась к тому, что фирма, запатентовавшая единственную эффективную лекарственную формулу против заболевания с симптомами, как у Вероники Клиновой, принадлежала отцу девушки, с которым он разговаривал не далее, как вчера. А это был весьма занятный «расклад». Весьма. Он набрал номер, который накануне оставил ему Олег на случай «если что-то понадобится» и договорился о немедленной встрече. Затягивать было нельзя. Такси остановилось рядом с ним уже через пять минут и водитель, получив адрес офиса компании Клинова, рванул с места.

19:00:00 27.08.2016

Конец миссии

Конец миссии Снова маленькие облачка пепла от его шагов и черные тучи на небе (если можно было назвать это небом). Он уже бывал в этом разрушенном городе и точно помнил, куда нужно идти. Те же стоны вокруг и огонь, пробивающийся сквозь тучи. Сердце гулко ударялось в грудную клетку, от земли веяло жаром. Сергей шел, практически не глядя по сторонам, только боковым зрением подмечая знакомые места. Все это ему уже доводилось видеть. *** – Твоя миссия подходит к концу. Сергей повернул голову к человеку, внезапно оказавшемуся рядом с ним на скамейке. Появление старика он пропустил, хоть и держал под контролем ближайшее пространство, поглядывая время от времени по сторонам, «на автомате», по привычке. В какой-то момент старик просто оказался рядом с ним. Если бы он пришел, Сергей его, скорее всего, заметил бы. Но все произошло неожиданно, пока остатки булки исчезали в клювах ненасытных птиц. Опять же, несмотря на то, что птицы, обитающие здесь, были почти ручными, они бы разлетелись при появлении «незнакомого» человека. Но они, как ни в чем не бывало, продолжали прогуливаться в непосредственной близости от его ног. Как будто они оба сидели здесь давно. – Твои коллеги больше не берутся за этот «заказ», – продолжал старик, – а для тебя у меня есть другое задание. – Я не беру новые задания, – ответил Сергей, – с того самого дня. – Да, я знаю об этом, – кивнув, подтвердил собеседник Сергея, – это задание тебе понравится, я ведь знаю, чего ты хочешь. Сергей удивленно посмотрел на старика, но через секунду эта эмоция исчезла с его лица. Он решил, что старик действительно мог знать о чувствах, которые его терзали в последнее время. – Я видел жуткий сон, – начал рассказывать Охотник, – там была вспышка и вой сирен. Сон был настолько реалистичным и жутким, что я даже не сообразил проснуться. Или не успел. И в голову не пришло, что это могло оказаться сном. – Сном это было лишь отчасти. Вариант несбывшейся реальности. Именно так все и было бы, не остановись ты тогда, когда девушка была у тебя на прицеле. Ты – часть обеих реальностей, поэтому и видел этот вариант во сне. – Жуть. – Только и смог сказать Сергей. – Не то слово, – кивнул старик. – Не знаю, как бы я выкручивался, если бы все пошло не так, как я задумывал. Брови Сергея удивленно поползли вверх. Он чувствовал, что его собеседник обладал огромной властью, и отчасти даже знал это, но границы ее лежали за пределами его сознания и понимания. Руки продолжали механически крошить остатки булки, что радовало бегающих рядом пернатых, словно им были доступны человеческие эмоции. Хотя сейчас Сергей ни в чем не мог быть уверенным. Легко могло статься, что эмоции все же ведомы этим созданиям, и они сейчас действительно радовались вкусным хлебным крошкам. *** Кафе еще работало, когда Олег вышел из такси около входа. Место ему было знакомо – именно здесь они встречались в последний раз с Беловой, когда он предложил ей, в очередной раз, должность в своей фирме. Олег вошел внутрь и остановился, осматривая практически пустой зал в поисках Антона. Результат не заставил себя ждать – известный, теперь, многим журналист Широков сидел недалеко от входа. Он был не один, рядом сидел человек, знакомый Клинову. Если его можно было назвать человеком. С недавних пор, Олег в этом начал сомневаться, поскольку все события, связанные с ним, не укладывались в рамки человеческого. Перед Антоном на столе стояла маленькая чашка с остатками кофе, перед его соседом бокал с каким-то красным вином. Из колонок аудиосистемы лилась спокойная мелодия. – Добрый вечер, Олег, – кивнул, улыбнувшись, их общий знакомый, – ты не возражаешь, если я составлю вам с Антоном компанию? Кафе уже хотели закрывать, но я попросил Вячеслава, владельца этого чудесного заведения, чуток повременить с этим. Клинов кивнул. Он не мог придумать причину, чтобы спровадить этого «незваного гостя», хоть и очень хотел этого. – Ты, вероятно, будешь пиво, – продолжал человек с бородкой, скорее утверждая, нежели, спрашивая, – это место явно лучше того сквера, где ты только что был, да и пиво здесь лучше бутылочного. Антону уже хватит кофе и сейчас ему бы лучше выпить чая. Олега уже не удивляла осведомленность собеседника. Он снова молча кивнул. «Бородатый» жестом подозвал ожидающего в сторонке официанта, после чего озвучил последнему заказ. Для себя он ничего не стал заказывать – его бокал был почти полон. За последние годы Клинов привык быть хозяином положения практически в любой ситуации, сейчас же он молчал и просто кивал. Это было странным ощущением для него. Странным и практически забытым. «У меня отпускные восемь тысяч, значит оклад восемь тысяч. У нас стабильно все и ничего не меняется», всплыл в памяти вдруг обрывок недавнего разговора двух женщин в сквере на соседней скамейке. Они достаточно громко разговаривали, и он мог слышать их беседу. Довольно бессвязную, с мужской точки зрения. Восемь тысяч. Как же давно он сам трудился за восемь тысяч в месяц. С тех пор многое, конечно изменилось. Бизнес поднял его на другой уровень. Качественно другой. Стал ли он счастливее? Наверное, сложно сказать. Игрушки стали дороже, жизнь комфортнее, отдых разнообразнее. Жизнь местами стала проще, но вряд ли счастливее. На его уровень счастья больше повлияла гибель Марины, жены Олега и матери Вероники. Несчастный случай, который не хотелось сейчас вспоминать. Что подвигло его ввязаться в эту авантюру? Неужели, обычная жадность? Да, наверное, нет. Он бы так не сказал. Скорее всего, это была власть. Сколько бы у тебя ее не было, всегда хочется еще. Может быть, это даже было обусловлено генетически – первобытные племена, вроде, захватывали территории, принадлежащие соседям. В такой расклад Олег больше верил. Ему искренне не хотелось считать, что все было из-за жадности. – Мне очень жаль, что так вышло с твоей дочкой, – мягко сказал Николай, и Антон, до этого меланхолично глядящий на практически опустевшую чашку, оживился. – Что с Никой? – Спросил он, глядя на Олега. – С момента моего звонка никакой новой информации мне не сообщали, – ответил Клинов. – Она в больнице, под присмотром врачей. Состояние ее неопределенное, Может и ничего страшного. Своими опасениями Олег не стал делиться, решив, что сделает это позже в приватный беседе. – Хорошо, я завтра заеду в больницу, может, удастся узнать больше, – сказал Антон. Заказ принесли быстро. В воздухе повисло неловкое молчание. Олег пил пиво, которое оказалось довольно вкусным, хоть и было темным. Антон пил чай, который заказал для него их общий с Олегом знакомый. Он понял, что разговора, ради которого они сюда приехали, не получится. Третий лишний, как говорится. Только этот самый «третий» ничего не пил – так и сидел с практически полным бокалом. – Я пойду, пожалуй, – поднялся Антон, – попробую уснуть, завтра много дел. – Да, ты прав, не будем задерживать людей, им уже пора закрываться. – Поддержал его Клинов. В его голове слегка шумело – именно то, что было нужно, теперь ему легче будет уснуть, без всяких ментальных жвачек. – О счете можете не переживать, я вызову вам такси. – Откликнулся с улыбкой их собеседник. – Спасибо, – сказал Антон. Олег лишь кивнул, и они оба направились к выходу.

19:00:00 23.08.2016

Поздний звонок

Поздний звонок Проснувшись в холодном поту, Сергей еще несколько минут не мог прийти в себя. Приснится же такое. И ведь он не мог прервать его. А может и мог, да только не подумал, что это можно сделать в принципе. Как-то даже в голову не пришло. Все еще ощущая остатки жара на теле, он прошел в ванную комнату и включил воду в душе. Контрастный душ – то, что нужно сейчас. Погоняв минут десять горячую и холодную воду, он вышел и душа. Сон никак не выходил из головы, до сих пор в голове стояло завывание сирен и последняя СМСка. Что означал этот сон? И мог ли он что-то означать? Что-то, кроме того, что он скучал по ней. Не было, наверное, еще дня, чтобы он не сожалел о содеянном. С того самого дня, когда он узнал, чем закончилась их последняя встреча. Раньше такого не происходило. *** – Есть какие-то подвижки в нашем деле? – Голос Олега был не раздраженным, а скорее растерянным. – Пока похвастаться нечем, сегодня наш сотрудник взялся за эту задачу. Надеюсь, к концу недели у нас будет, чем порадовать. Илья не лукавил, он действительно рассчитывал на положительный результат, что вышеупомянутый сотрудник сможет довести дело до конца, несмотря на неудавшуюся первую попытку. Илья возлагал на парня большие надежды – решить третью задачу на конкурсе без применения программных средств было более чем непросто. Да что там говорить, Иннокентий решил эту задачу легко и непринужденно вообще без программ. А ведь и с ними у любого другого человека ничего не получилось бы – пароль был защищен их собственной разработкой, которая на текущий момент считалась неприступной, как Форт-Нокс. И подсказать ему никто не мог ввиду того, что пароль этот знал только сам Илья. Как говаривал Шерлок Шолмс: «Отбросьте всё невозможное, то, что останется, и будет ответом, каким бы невероятным он ни оказался». По всем выводам, у паренька были способности, явно выходящие за рамки возможного. За доступ к таким перспективам не жалко было никаких денег. Илья решил, что даже если он ошибся, это будет неплохим жизненным и бизнес опытом. *** – Подозрение на гастроинтестинальный синдром. У пациентки мышечная слабость. Сделайте анализы и отвезите её в палату. Каталка везла бледную молодую женщину вглубь районного инфекционного отделения. Что-то в этот день пошло не так – обычный ужин закончился резким ухудшением самочувствия и, как итог, вызовом скорой. Активированный уголь эффекта не дал, и пришлось обратиться за помощью бригады врачей. – Что с моей дочерью, доктор? – Мужчина был явно обеспокоен и его жесты подтверждали состояние. – Скорее всего, просто пищевое отравление и беспокоиться особо не о чем, – лицо врача наоборот выражало спокойствие профессионала, – но не исключены туберкулез и ботулизм. Сделаем ей анализы, промывание желудка, а там видно будет. В любом случае, Олег Сергеевич, вы ей сейчас ничем не поможете. Лучше поезжайте домой, выпейте какой-нибудь успокоительное и попробуйте заснуть. – Хорошо, доктор, если можно, устройте ее с максимальным комфортом, а я буду вам очень благодарен, – Олег сделал недвусмысленной акцент на последних словах, чего его собеседник не мог не заметить. На это и был расчет. – И если понадобится дорогостоящее лечение, дайте мне знать. После этих слов, мужчина покинул кабинет главного врача. Доктор откинулся в стареньком кресле и задумался. Так ли все просто было с этой пациенткой? Людей с аналогичными симптомами за последнюю неделю поступило уже больше десяти. Почти у всех был выявлен ботулизм, и их состояние ухудшалось с каждым днем. Обычные средства не помогали, нужно было что-то действенное, эффективное, возможно, экспериментальное. Стоило позвонить в НИИ. *** Что-то в этой истории не вязалось. Клинов откупорил одну из бутылок светлого нефильтрованного пива, купленных в киоске по дороге домой. Бутылки были в бумажных пакетах на американский манер. Сейчас ему хотелось именно пива. Он понимал, что алкоголь не способствовал ясности мыслей, поэтому взял всего две бутылки. Олега терзало смутное сомнение, что отчасти в том, что произошло с Вероникой, есть и его вина. В чем именно она заключалась, он пока не понимал. Людей в сквере в этот час было немного. Он вообще уже начал забывать, как это, сидеть вечером в сквере. Погода располагала. На соседних скамейках сидели парами и поодиночке. Вполне возможно, те люди, что были одни, ждали кого-то. В этом месте часто назначали встречи. Но так же не исключено, что они просто решили посидеть здесь, как и он. Он сделал еще глоток и вернулся к размышлениям о событиях этого вечера. Возможно ли, что они были последствиями той роковой сделки? Чем дольше он об этом думал, тем больше убеждался в том, что она именно такой и была. Не явно. Но все указывало ему на это. *** – Алло! – Антон... – Да, Олег Сергеевич, я слушаю. – Звонок мобильного телефона заставил пробудиться ото сна. Мутным взглядом он посмотрел на часы – практически полночь. – Что случилось? Время позднее. – Я тебя разбудил? – Есть немного. – Вероника в больнице. Я решил, что тебе стоит это знать. – На голосе Олега сказывалось выпитое. – Что с ней? – С некоторым волнением спросил Антон. – Врачи пока не знают. Может и ничего серьезного, но они не уверены. У меня есть подозрение, что я в этом как-то замешан. И поскольку я знаю, что она тебе не безразлична, решил поделиться с тобой своими размышлениями. – Разговор терпит до утра? – Сказать, что Антон был удивлен услышанным, значит, ничего не сказать. – Я не знаю. Мы можем сейчас встретиться? – Думаю, да. Мне нужно выпить кофе, и, думаю, я знаю, где сейчас можно найти хороший. Я сейчас скину вам адрес СМСкой, подъезжайте туда.

19:00:00 17.08.2016

Неожиданная встреча…

Неожиданная встреча… Все-таки, это, наверное, эскапизм. Всего пару минут назад он вышел из дома, дошел до берега, бросил одежду прямо на песок и зашел по колено в воду. Почему он приходит сюда? Недалеко от города есть озера, хорошие чистые озера. Там тихо и природа, опять же. Можно поставить палатку, пожарить шашлыки и сидеть, слушая шелест листьев, щебетание птиц. В юности этого было достаточно. Сейчас же чего-то не хватало. Или наоборот лишнее было что-то. Но в чем именно было дело, он никак не мог понять. Или не очень хотел понимать. В последние лет десять многое изменилось. Люди стали чаще летать за рубеж, на море и к океану. Скромный отдых на озере словно отошел на задний план, стал частью декорации. Никто не мешал людям выбираться за город, но они к этому не стремились. Хотелось посетить больше разных стран и морей. Может быть для того, чтобы не чувствовать себя ущербными, показать другим, мол, смотрите, мы тоже можем себе позволить отдых на море. Мы не нищеброды какие-нибудь, чтобы отдыхать на родине. Вот и сейчас он полоскал ноги в океане, вместо того, чтобы сидеть на озере, любуясь зеленью травы и листвы, рябью на поверхности озера и умеренным российским солнцем, которое в последние годы светило очень даже по-южному – в офисах стояла духота, с которой даже сплит-системы не всегда справлялась. Выход на улицу вообще приравнивался к подвигу. Проблему передвижения между клиентами мог бы решить кондиционер, но в его автомобиль был лишен этого прекрасного устройства. Обтеревшись насухо полотенцем после прохладного душа, Макс налил себе холодного сока в высокий стакан и устроился в удобном кресле. В доме было совсем не жарко, несмотря на отсутствие системы кондиционирования воздуха. Сегодня предстоял небольшой семейный праздник, который его отец устраивал по поводу покупки нового УАЗ Хантер. Немного озадачивало, откуда он взял деньги на эту покупку. Даже с учетом проданной НИВы, это была не самая дешевая покупка. Для самого Макса не было большой проблемой купить и внедорожник «покруче», да и отцу он предлагал добавить денег на новую машину, вот только от помощи отец всегда отказывался. Сам Максим ездил на Жигулях восьмой модели, но вовсе не из-за недостатка средств. Просто это была мечта его детства, и он пока ее не «перерос». Со временем он планировал покупку более комфортабельного авто. Дополнительно. «Восьмерку» продавать он не хотел. Время от времени он поглядывал на второе кресло, в ожидании «гостя» – оно оставалось пустым. Технически гостем здесь был именно Макс, хоть и бывал здесь намного чаще, чем тот, кто дал ему такую возможность. Сок приятно холодил. Можно было добавить в него что-нибудь покрепче, но алкоголя сейчас не хотелось. Только сок. Холодный сок. Прошло уже немало времени с того разговора и было ощущение какой-то неоконченности. Хотелось разговора и развязки, что ли. Да, он выполнил то, что от него требовалось, но что дальше? Это же, наверное, не все? Не конец, скажем так. Но уверенности в этом не было. Нужна была точка. Чем жирнее, тем лучше. *** – Ирина? Вот так дела! Несколько неожиданно встретить тебя. – Согласна, – она посмотрела в свой планировщик, – Иннокентий. Кеша, значит. – Все верно, это я. Крионика, Ирина… Как-то не думал, что тебя так зовут. – Имя мне не подходит? – Она удивленно подняла брови. – Да не в этом дело. Все нормально, просто я думал, что тебя зовут Света или Алена. – Ну, хоть не Аня, – с улыбкой ответила она. – Аня тоже была среди вариантов, но в самом конце списка. – Он тоже попробовал улыбнуться. Вышло немного натянуто. – Какие еще были варианты? – Да ладно, забей, – Кеша отмахнулся, – а то я начинаю чувствовать смущение. – Так уж и смущение, – продолжала она. – Что тут такого?.. – Ага, смущение. Словно ты говорила мне свое имя, а я забыл. – Вообще-то это не лишено смысла, я действительно говорила, как меня зовут. Давно, когда мы только познакомились. – Извини. Теперь я действительно смущен. – Дело прошлого. Не принимай близко к сердцу. Я тоже не запомнила твоего имени. Как-то не думала, что наше знакомство так долго продлится. – Теперь была ее очередь смущаться. – Не будем об этом, – кивнул Кеша, – так значит, ты – директор. Недурно. – Он улыбнулся самой широкой из своих улыбок. – Спасибо. Да, я уже несколько лет руковожу этой фирмой. – Нравится работа? Каково это, быть директором? – Поначалу непросто, конечно. Персонал, отчетность, мотивация, поставщики, сбыт. Сертификации, проверки, конечно, – она немного подалась вперед, – мы ведь все-таки лекарствами занимаемся, сам понимаешь. Тут договорись, там отчитайся. Ты-то с чем пожаловал? Название фирмы, я, конечно, вижу. Только не припоминаю, чтобы у нас были какие-то неоконченные дела. Программой мы довольны, обновления получаем регулярно, помощь не требуется. Возможно, вы еще хотите нам предложить? Так у нас пока нет потребностей в других программах. – Эх. Жаль. Хоть я и не за этим пришел, продажа не была бы лишней, как мне кажется. Я совсем недавно на этой работе и дополнительные «баллы» в мой «актив» лишними не будут. – Понимаю тебя, Кеша, так, может, огласишь уже цель своего визита? Не хотелось бы тебя торопить, но рабочее время потому и рабочее, что в это время работают. Время руководителя ненормированное, только меня не греет перспектива доделывать вечером то, что не было сделано в течение дня. – Да, конечно, извини. Я, в общем-то, и пришел, чтобы получить отзыв о программе, записать претензии, чтобы наши программисты могли их проработать и исправить по возможности. Отзыв я получил и уже ухожу. Претензии какие-то есть? – Выглядел сейчас Иннокентий, как нашкодивший котенок, которого натыкали в собственную лужу. – Нет претензий. Защита на высоте. Я не жалею потраченных на программу средств. И еще раз, не принимай близко к сердцу. Работа есть работа. ... вредно. Давай лучше вечером встретимся и поболтаем, может, поедим. – Хорошо. Тогда не буду тебя больше отвлекать, в сети обсудим время и место, Крионика. – На последнем слове он сделал некоторый акцент, чтобы показать Ирине, что он не просто нежданный гость, и что знакомы они уже не первый день.

19:00:00 13.08.2016

Последняя сигарета

Последняя сигарета Давно уже стемнело. По календарю только еще начиналась осень, но по факту в этой полосе осень продолжалась практически от самой весны. Среднесуточная температура упала, и вечером на балконе было довольно прохладно. За окном моросил прохладный осенний дождь. Под него уже не хотелось подставлять руки, как летом, и, уж тем более, голову. Я достал сигарету из пачки. «Минздрав предупреждает...», значилось на ней. Да, они давно уже предупреждают, даже количество вредных веществ пишут. Кого это напугало? Мне такие люди пока не встречались. Чиркнув зажигалкой, я закурил. Дым, покидая легкие, повисал в воздухе белой полупрозрачной пеленой и медленно расползался в стороны. Соседские машины «спали» под окнами, отражая оптикой фар холодный свет фонарей. В небе висела половинка от луны. Вдалеке завыла сирена гражданской обороны. Вслед за ней еще одна и еще. Уже через несколько секунд все сирены в округе завывали, разрезая влажный прохладный воздух. Слишком поздно для проверки систем оповещения – люди уже спать ложились. Видимо, что-то все-таки произошло. Над городом с шумом летали реактивные истребители, невидимые и от этого еще более зловещие. Из ближайших подъездов на улицу вышли несколько не успевших уснуть соседей и принялись что-то оживленно обсуждать. Определенно что-то произошло. Я отправил остаток сигареты вниз и вернулся в темную комнату. Не включая свет, я включил радиоприемник, настраивая его на радиостанцию «Маяк». Вместо обычных бесед на отвлеченные темы, голос из динамиков методично сообщал о начале войны. Началось…  Рука потянулась к гладкому прямоугольнику коммуникатора. Почти не глядя, я набрал «Прощай», выбрав такой знакомый мне номер в поле адресата. Получив уведомление оператора о доставке, я снова погрузился в холодный воздух балкона. В ход пошла вторая сигарета. На мгновение лицо осветило пламя зажигалки, раскаляя докрасна конец белого сигаретного цилиндра. Осветило и погасло, оставляя только маленький красный уголек в темноте. Вокруг становилось светлее, хотя до утра еще далеко. Свет становился все ярче и ярче, заливая все вокруг. Воздух потеплел и уже не казался больше влажным. Все вокруг становилось белым и горячим...

19:00:00 1.09.2015

Переговоры

Переговоры – Насколько я помню, вы говорили, что ваш алгоритм невозможно взломать при нынешнем уровне компьютерных мощностей, а теперь хотите взяться за это дело. На столике перед ними стояло две чашки свежесваренного кофе, который принесла несколько минут назад секретарь. Также на столике стояла железная фляжка с коньяком, который Олег добавил себе в кофе. Он говорил название этого коньяка, но Илья не запомнил его. Какой-то хороший французский коньяк. – Я и сейчас придерживаюсь того же мнения на счет нашего алгоритма шифрования. Однако ситуация несколько изменилась и у нас появились неплохие ресурсы для социального инженеринга. Это дает нам надежду на получение пароля к зашифрованному содержимому без взлома как такового. – Ответил Илья на вопрос Олега и сделал глоток из чашки. Весьма хороший кофе, стоит заметить. Наверняка, арабика, не из дешевых. – Меня не особо трогают моральные аспекты вашего предложения, но хотелось бы услышать ваше мнение на этот счет, поскольку это ведь ваш клиент. Хотя, я подозреваю, что и у вас с этим нет проблем, иначе мы бы сейчас вряд ли разговаривали на эту тему. – Продолжил Олег. – В данный момент меня больше интересует возможность получения прибыли, нежели моральные аспекты. Как говорится «Nothing personal, it's just business» – ничего личного. – Я так и подумал. Предложение интересное, сколько Вы хотите получить за эту работу? – Поскольку получение пароля не гарантировано, предлагаю перенести обсуждение финансовых тонкостей на момент окончания этой работы. Никакой предоплаты. – Хорошо. Я думаю, этот вариант наиболее удобен. Тогда я буду ждать вашего звонка. Торопить вас я не буду, но, думаю, вы понимаете, что лучше раньше, чем позже. – Разумеется. И спасибо за кофе. – Илья допил содержимое чашки, пожал на прощание протянутую ему руку и вышел из кабинета. *** – Когда мы с тобой обсуждали твой уход из НИИ, ты обещала подумать над переходом в мою компанию. Как я уже говорил, мне нужен специалист твоего уровня и я готов предложить тебе хорошие условия и хорошие деньги. Что ты решила? Эту встречу они планировали около двух месяцев, но она каждый раз откладывалась по разным причинам – все время находились какие-то дела, по большей части надуманные. Главная причина – она не хотела работать в его компании, но и сразу отказаться она не могла. Дальше это откладывать было уже нельзя и вот по этой причине они сидели сейчас в этом кафе. Место это выбрала она. Кафе «Иллюзия». Она здесь была частым гостем, а он посетил это заведение впервые. Обычно он обсуждал дела за обедом в заведениях уровнем повыше, но место выбрала она, и ему пришлось подчиниться – он был очень заинтересован в сотрудничестве с ней. Она нехотя перебирала вилкой овощи в тарелке, оттягивая результаты своего решения и собираясь с мыслями. Наконец, она отложила вилку, пригубила вина из прозрачного бокала и начала говорить: – Знаешь, Олег, я много думала над твоим предложением... – Многозначительная пауза продолжалась около минуты. – Мне не нравится сама идея БАДов. – Чем же? – Удивился ее собеседник. – Когда я поступала на кафедру микробиологии, я была одержима идеей помощи людям, в первую очередь. Все свое свободное время я проводила в лаборатории, думала, как извлечь максимум пользы из моих знаний. – Ну и отлично! – Улыбнулся Олег, – наша продукция для того и создается. – Это не совсем верно... – Она скептически ухмыльнулась. – Польза весьма сомнительная и по большей части заключается в минимуме вреда для здоровья. Результаты клинических исследований подтверждают это. Твоя компания продает плацебо, по большей части. Ты убеждаешь людей в эффективности твоих продуктов, но добавки мало помогают людям, которым действительно нужна помощь. – Но ведь помогают! – Пытался возражать он. – Плацебо тоже несет пользу. – Как я уже говорила, их полезное действие незначительно и ты меня в обратном не сможешь убедить. Цена же на твои БАДы чересчур высока для такой эффективности. Это идет вразрез с моими убеждениями. – Ты считаешь, что лучше как ты, продавать несколько дешевых лекарств? С них ведь минимум прибыли получается. – Зато они приносят реальную пользу и по карману всем слоям населения. Для меня это основополагающий момент в деятельности моей компании. Еще одна причина, которая мешает мне принять твое предложение – я привыкла сама принимать решения. После твоего ухода из НИИ, я возглавляла отдел и сейчас мне не хочется быть в подчинении у кого-либо. – Но мы ведь неплохо ладили, пока ты работала под моим началом, разве нет? – Да, ладили, – улыбнулась она, – но я тогда была еще совсем неопытной и юной. Мне импонировал тот факт, что я была в числе любимчиков руководителя. Этот факт и помог мне занять твой кабинет после того, как ты ушел покорять бизнес. – Могу я как-то повлиять на твое решение? – Вряд ли. Я уже озвучила, все, что думаю по этому вопросу. – Она допила вино и перевесила сумочку со спинки стула на плечо. – Уже уходишь? – Удивился он. – Да. Разговор, ради которого мы встретились, состоялся, и у меня еще много планов на этот день. – Хорошо, счет за мной. Она кивнула. Оплатить свой счет она могла и сама, но в таких вопросах мужчине лучше не возражать.

19:00:00 10.04.2015

Баня

Баня Все важные дела были сделаны, и больше на этот день ничего не планировалось, только текучка. Дела у компании в последнее время шли не то, чтобы плохо, но прогресса давно уже не было. Производственные мощности простаивали в ожидании начала масштабного выпуска продукции, о котором говорил Николай – крайне странный человек. Темный он какой-то – в разговорах все время темнит и многого недоговаривает. Стоило ли ввязываться в это дело? Наверное, стоило – продажи сейчас очень вяло идут. Лучше уж не до конца ясные перспективы, нежели вовсе никаких. Он сам так считал или это слова «темного»? Для чего нужно такое количество очередного антибиотика? Мир ждет нашествие сальмонеллы или чумы? Все-таки темнит он. Тишину кабинета разорвала мелодия мобильного телефона. Это отвлекло его от размышлений. Неизвестный номер. Мало у кого был номер его мобильного. – Клинов. Слушаю. – Буркнул он в трубку. – Да, это я. Интервью? Какой Николай? А-а-а, Николай... Да, знаю такого. Лекарство? О какой эпидемии речь? Собеседник представился журналистом. Имя Антон смутно отзывалось в памяти. Точно! Молодой человек его дочери. Он еще его заметку в газете видел по этому поводу. С этим рабочими делами совсем вылетело из памяти. Видимо это именно то, о чем говорил «темный». Механизм пришел в движение и теперь его выход. – Да, Антон, я понимаю, о чем идет речь. Сейчас я передам трубку секретарю, и она согласует ваш визит с моим расписанием. *** – Доброе утро, Иннокентий! – Здравствуйте! – Кеша пожал протянутую ему руку. – Пакет документов при вас? – Да, здесь все, что мы обговаривали по телефону. – Вам не нужно отрабатывать? – Собеседник улыбнулся. – Просто отпустили? – Руководство не очень-то жалует нашего брата. – Ответил Иннокентий. – Оно считает, что системный администратор должен круглосуточно чем-то заниматься и не понимает, что так работают только плохие администраторы. – Да, мне это знакомо. – Собеседник кивнул. – Я сам когда-то трудился в этой должности и хорошо знаком с такими вещами. Илья ни капли не приврал. Он действительно прошел эту «школу», а так же знал, что в этом разговоре его ложь будет тотчас же раскрыта. Он говорил все как есть, без утайки. – Нам нужен человек в отдел социальной инженерии. И вы, на мой взгляд, подходите как нельзя лучше. – Я так же считаю, – подтвердил Кеша. – Какие-то особые требования есть к кандидатам? – Особых нет. Вы честно трудитесь, мы честно платим. Получать будете в два раза больше, чем на предыдущем месте. Половина белая, половина – серая. Остальное по законодательству. Вас устраивают такие условия? Бывший системный администратор едва не присвистнул от удивления: – Более чем. Когда приступать? – Сейчас я веду переговоры по одному заказу. Как только закончу, так и приступите. Кеша понимающе кивнул. Его новый работодатель прекрасно осознавал потенциал своего будущего сотрудника и нашел именно ту работу, которая больше всего подходила Иннокентию. *** Баня. Вот чего хотелось именно сейчас. Он любил ходить в баню, любил париться. У полковника на даче была отличная баня, но они хоть и были в хороших отношениях, но давно не общались. Очень давно. Сейчас он уже генерал, скорее всего. А в моде все больше сауны, классических бань стало совсем мало. Ванна и душ – вовсе не то. Ни тебе пара, ни тебе веников. Разумеется, можно было поискать в интернете, но с компьютером он не очень ладил. Одно дело электроника и «прослушка», совсем другое – современные технологии. Он решил действовать ... одевшись, и, прихватив смену одежды и банные принадлежности, он вышел из дома. Путь его лежал в сторону бани, в которой ему доводилось бывать лет эдак ...цать назад. Общественная. Серая «Mazda» остановилась перед большим зданием с такой же большой вывеской, гласившей «Сауна». Эволюционировали. Что ж, еще не все потеряно. Он вырулил на проспект и поехал еще в одно знакомое ему место. На втором здании вывеска осталась прежней. Выцветшая, обшарпанная, побитая дождем и ветром. Синие буквы на белых пластиковых квадратах, которые некогда светились изнутри – «Баня». Такие вывески еще иногда мелькают на редких парикмахерских и домах быта. Несмотря на то, что от дома бытовых услуг там только и остались, что эти самые парикмахерские и мастерские по ремонту обуви. Остальное сдали под торговые и офисные нужды. Подойдя к большой деревянной двери, он прочитал: «Вт, чт, сб – мужской день. С 10 до 20 часов». Сегодня как раз мужской день. Он потянул на себя массивную дверь и вошел внутрь. В нос ударил запах «совка». Именно так пахло в общественных банях в его молодости. Запах прелости с легким оттенком березы и хлорки. Пожилая женщина в темно-сером халате и белой косынке оторвалась от чтения очередного бульварного романа и посмотрела на него поверх толстых очков в роговой оправе. – Мыться? – Спросила она равнодушным голосом. Он кивнул. – Веник брать будете? Он снова кивнул. Обменяв небольшую сумму, (на которую в сауне даже руки в умывальнике не дадут помыть), на ключ от шкафчика для одежды и березовый веник, он прошел в раздевалку. Слева были шкафчики, справа скамейки, одно большое зеркало и две сушилки для волос. Глядя на них, он провел рукой по жесткому ёжику на голове. Все здесь отдавало «совком». Именно то, что было нужно сейчас.

19:00:00 5.04.2015

Скорость

Скорость Поток машин в этот день был нереально большим – пробки были от светофора до светофора. Водители суетились и то и дело старались подрезать. Движение автомобилей сильно напоминало броуновское. Правилами пренебрегали все подряд. Решив сегодня не дергаться, он спокойно ехал по улицам города. Сдерживая томившиеся сотни лошадиных сил под капотом, он не давал стрелке забегать за отметку в 60 км/ч. В обычный день вся дорога заняла бы у него от силы 15 минут. Но день явно выходил за рамки обычного, поэтому ехать придется дольше. Загорелся очередной красный сигнал светофора. Он достал телефон и отправил сообщение: «В городе пробки, буду чуть позже». Через минуту телефон оповестил о новом входящем сообщении: «Хорошо. Жду». С каждым годом машин все больше и больше. Дороги же остаются такими же, как и раньше. Можно с уверенностью сказать, что еще лет 10 назад таких пробок не было. В какой-нибудь Москве, может, и были, но не здесь. Ученым давно уже пора изобрести летающие автомобили. Хотя, если учесть специфику этой страны, там точно также будут пробки и воздушные ямы каждые 50 метров. Что толку от всей этой мощи, заложенной в двигатель, если все равно приходится тащиться, как черепаха. Быстрые автомобили покупают сейчас больше для имиджа. Один момент только радовал – его дом был за чертой города, и между городом и домом можно было вдавить посильнее педаль акселератора. Там стрелку спидометра можно было положить за отметку в 200 км/ч. Далеко за отметку. Оставалось лишь распугивать редких водителей попутного направления дальним светом фар, заставляя принять правее. Он любил скорость. Мало кто не любит. Даже целую поговорку придумали: «Какой же русский не любит быстрой езды». Он не был исключением. Ему не нужно было участвовать в гонках, чтобы кому-то что-то доказать, он любил сам процесс. Единение автомобиля, человека и любимой музыки. Непередаваемое ощущение вдавливания тела в автомобильное кресло при нажатии на педаль. За это можно было отдать многое. Он и отдавал. Этот автомобиль стоил как десяток «десяток». Смешное выражение. Две широких белых полосы вдоль синего капота издалека выдавали породистых скакунов под капотом. Хромированная эмблема с изображением кобры на решетке радиатора, символизировала особую породу. И это было не единственное его быстрое авто. Припарковав авто на свободное место, он вошел в офис. Жанны в приемной не было – на ее месте сидела другая девушка, которая оторвала взгляд от экрана компьютера, заметив посетителя в приемной. – Мне назначено, – бросил он, направляясь к двери кабинета руководителя. Она кивнула и вернулась к работе. *** Он шагал по одному из проспектов. Линии контактной электросети, которыми пользовались трамваи и троллейбусы, опутывали город своей паутиной. Дома слева и справа все сплошь были архитектурными памятниками. Красота, как говорится, зашкаливала. Машины сновали взад и вперед, трамваи разрезали шум авто звонкими трелями. Город жил обычной жизнью. Редкие прохожие кутались от влажного ветра. Вот уже и река. Он выбрал одну из скамеек на набережной и присел. Голуби бесстрашно прогуливались по ограждению. Время от времени одни из них улетали, другие же прилетали им на замену. Люди часто их здесь кормили. Кто булкой, а кто семечками. Вот и сейчас женщина в годах, сидящая через пару скамеек от него, отламывала небольшие кусочки от батона и бросала их птицам. Несколько голубей ходили совсем рядом с ним, периодически поглядывая на него, словно спрашивали: «А ты, видимо, какой-то особенный, раз не кормишь нас ничем?» Большая часть людей сейчас сидят по офисам, поэтому на набережной много свободных скамеек. В выходные тут так не посидишь. По водной глади реки скользили утки. Им тоже частенько перепадала еда от людей, приходящих сюда. Никакой суеты. Время текло размеренно. Минут через 10 женщина, кормившая птиц, поднялась и направилась в его сторону. Подойдя ближе, она поздоровалась и протянула ему остатки булки. Чуть меньше половины: – Докормите хлеб птицам, пожалуйста. – Она по-хорошему улыбнулась. – А вы сами?.. – Удивился он. – Время моего обеда закончилось, к сожалению, и мне пора идти. В офисе хлеб засохнет, пусть уж лучше птицы его доедят. Он взял батон, и она пошла в сторону офисных зданий. Торопиться было некуда. Он отломил кусочек от булки и кинул его в сторону прогуливавшихся неподалеку голубей. *** – Как долго ты можешь играть в эту игру? – В эту? А сколько мы уже играем? – Очень долго. – Ну, вот ты и ответил на свой вопрос. – Хорошее кафе. Твоих рук дело? – Я приложил некоторые усилия. – Да, в этом тебе нет равных. Пожалуй, даже я не смог бы создать такую атмосферу. – Да, я люблю здесь бывать. Люди здесь ближе ко мне. – Мне нужна та девушка. – Какая именно? – Ты знаешь, о ком я говорю. – А-а, ты про ту девушку. Мне она, в общем-то, не нужна, но и отдавать ее просто так я не хочу. Мне нужно что-то взамен…

19:00:00 4.04.2015

Амулет

Амулет Он сидел на крыше любимой уже высотки, свесив вниз ноги. Светило яркое солнце, но жарко не было. Может быть из-за легкого ветерка, а может здесь вообще никогда не бывало жары. Снизу не доносилось ни звука. Почти необитаемый остров. Почему сюда нельзя взять любимые книги. Было бы очень здорово посидеть так с хорошей книгой. Он болтал ногами в воздухе, совсем как в детстве на речке. Там был чудесный мостик из почерневших от времени досок, и они с друзьями-мальчишками большую часть лета проводили там. Доброе было время, когда родителям не нужно было следить за своими детками, они могли заниматься своими делами. Все могли – и дети, и их родители. Гулять можно было до темна и даже обедать не хотелось. От этого дети были почти всегда черными от загара. Это не удивительно, учитывая то, сколько времени они проводили под солнцем. Да родителям и не присмотра было – все были при деле. Мальчишки же играли в «войнушку», «прятки», «казаки-разбойники» и еще много других детских игр. Девочек редко брали играть – у них были свои игры. А в «войну» еще много приходилось играть, но уже после того, как детство осталось далеко позади. Он спрыгнул вниз и медленно начал опускаться, словно вокруг был не воздух, в густое масло. Земного притяжения почти не было. Мимо проплывали этажи дома, на крыше которого он сидел несколько мгновений ранее. Раз, два, три, четыре – мысленно считал он. После 15 он сбился и бросил эту затею. Когда ноги мягко коснулись земли, он не спеша пошел вдоль дома. Хотелось прогуляться, подышать свежим воздухом. Лучше дойти до реки. «Хорошая мысль, только не здесь это нужно делать», подумал он и поднял руку. *** За столом сидел седовласый старик в костюме коричневого цвета. Сам кабинет был ослепительно белый. Все стулья и стол были из темного дерева. Руки старичка лежали поверх стола и были сцеплены в замок. Он кивнул и указал на один из стульев. Она послушно присела. Он еще раз кивнул и поприветствовал ее. Его голос показался ей знакомым – где-то она уже его слышала. Но пока не могла вспомнить где. – Кто вы и что это за место? – Наконец произнесла она. Сейчас именно это ее интересовало. – Мне сложно это объяснить, – ответил он, – давай будем считать, что это твой сон, а я твой ангел-хранитель. Это близко к истине и доступно для твоего понимания. Теперь настала ее очередь кивнуть. – Что я здесь делаю? – Нужно было сменить обстановку после той жалкой лачуги, поэтому ты здесь. «Точно. Поля. Вот где я слышала этот голос». Подумала она. – Твои знания сейчас очень важны и я хотел бы помочь тебе защитить их. – Продолжил седовласый. С этими словами он достал из кармана ключ. Большой, желтый. Видимо из латуни. Ключ был похож на один из тех, которыми закрывалась входная дверь ее квартиры. Она инстинктивно сунула руку в карман – связки там не было. В кармане вообще было пусто. – Все верно, это один из твоих ключей, – сказал ее собеседник, словно угадывая мысли, или читая их. – Этот ключ тебе нужно будет всегда держать при себе – он будет твоим амулетом. – Я и так без ключей не выхожу из дома, – немного удивившись, сказала она. – Да, я подумал об этом, поэтому и выбрал его. – Кому, и какие, из моих знаний так понадобились, что нужно  обязательно их защищать? – Об этом ты узнаешь, когда придет время. – Уклончиво ответил старик. – Все узнаешь. Не теряй ключ и никому не отдавай. Она проснулась, когда на часах был уже полдень. Обычная суббота, если не считать необычного сна. Приготовив себе чашку любимого кофе, она нашла свою сумочку и достала оттуда связку с ключами, на которой был и большой желтый ключ. Амулет? Ключ как ключ. Самый обычный. От одного из замков ее железной двери. Просто сон? Вполне могло быть именно так. Как проверить? Пока получалось, что никак. Она сделала глоток из любимой чашки и включила телевизор. *** Железная дверь подъезда громко стукнула, притягиваясь электромагнитом домофона. Влажный ветер ударил в лицо. Сергей застегнул замок куртки до самого подбородка и зашагал мимо своего автомобиля к выходу из двора. Сейчас хотелось именно прогуляться.

19:00:00 3.04.2015

Уголок писателя - Полигон DISc0nNecT'a

Развлекательно-познавательный мультитематический блог "Полигон DISc0nNecT'a"


http://inq-brc.ru/index.php/miniatures?format=feed&type=rss Получить информер из RSS-канала:  http://inq-brc.ru/index.php/miniatures?format=feed&type=rss http://inq-brc.ru/index.php/miniatures?format=feed&type=rss http://inq-brc.ru/index.php/miniatures просмотрен 95 раз

 

Добавить RSS к себе в ленту:


Добавить в список для экспорта в список для экспорта



 

<! >

Вернуться в раздел: Литература

страницы(77):


Реклама

Каталог RSS новостей:

Авто/мото/вело Администрации Безопасность Бизнес, финансы Благотворительность Блоги @Mail.Ru Блоги blogspot.com Блоги intwayblog.net Блоги wordpress.com Блоги ya.ru Блоги блог.ру Блоги, дневники Веб-разработка Города, регионы Деньги Дизайн Дневники LiveInternet Дневники@Diary.ru Дом, семья Женщинам Живой журнал Животные Законодательство Записи Twitter Знакомства Игры, игрушки Интернет Каталоги Кино, видео Компании Компьютеры Консультации Красота, здоровье Кредиты Кулинария Культура, искусство Литература Медицина Мобильная техника Мобильный контент Мода, стиль Мужчинам Музыка Недвижимость Новости Образование, наука Общество Объявления Оптимизация Отдых, туризм Подкасты Политика Порталы Пресс-релизы Природа, экология Программы Происшествия Промышленность Работа Радио, телевидение Развлечения Рамблер-Планета Реклама Религия Рукоделие СМИ, периодика Связь События Спорт Стена Facebook Страхование Строительство, ремонт Техника Технологии Товары, услуги Торговля Транспорт Файлы Форекс Форумы, сообщества Фото Электроника Юмор

<! >